Отрада Православная

Психопатические отношения с отцом

Иногда случаются и вовсе парадоксальные ситуации. Ребе­нок может желать внимания от отца и, недополучив его любви, будет любыми путями и средствами привлекать к себе отцовс­кое-внимание. А так как раньше опыта отцовской любви у него не было, то образ любви в нем отсутствует. Тогда он привлекает внимание таким образом, каким отец обращался к нему. Напри­мер, отец был к нему холодным, злым, раздражительным. И ре­бенок будет привлекать к себе его внимание этим же. Он будет вызывать отца на раздражение, ожесточение, гневливость, оби­ду, истерику, при этом в своих действиях будет настолько изощ­ренным, насколько хватит его смекалки и насколько ему пона­добится внимание отца. Ребенок и не знает, чем еще возможно привлечь к себе любовь отца. Где-то внутренне он в этом нужда­ется, душа ждет любви, но способ, каковым он может быть в об­щении с отцом, у него только тот, который отец ему преподал. В свою очередь отец просто и не подозревает о том, что ребе­нок, оказывается, хочет его внимания, а все вызывающие пос­тупки сына — это незнание, как его привлечь. Другой способ ему неизвестен, поэтому он провоцирует конфликт, чтобы отец раздразился, раздосадовался. И пока педагог со стороны не уви­дит характер их отношений, не поймет, что ребенок все делает в действительности не от зла, а по глубине своей души, от потреб­ности любви, до тех пор ситуация не прояснится. Только внима­нием к ребенку со стороны кого-то еще кроме отца (может быть, это будет мама, бабушка, воспитатель, дедушка) можно препо­дать ему образ любви, и этот образ будет им внутренне схвачен. Затем этот образ любви к отцу нужно бережно и деликатно развивать в ребенке и направлять в нужное русло. Можно, например, спросить:

— Ты маму так любишь, как папу? Он вдруг сознается:

— Нет, не так.

— А что ты делаешь, когда маму любишь?

— Я ее ласкаю, целую.

— А что ты делаешь, когда любишь папу?

— Я его дразню.

И ребенок полагает, что он говорит то, что должно быть, по­тому что он другого образа любви не знает.

— А ты можешь с папой поступать, как с мамой?

— Не знаю.

— А ты попробуй. Попробуй быть нежным к папе как к маме. Ребенок после этого разговора уходит и пробует изменить свое отношение к отцу. Здесь начинается научение ребенка пра­вильному действию. Все это — коррекционная педагогика, ко­торой надобно заниматься воспитателю и с отцом, и с ребенком. Часто отец не в состоянии учиться этому, потому что у него вы­работалась установка на такой характер отношений еще до рож­дения ребенка. И если благодаря помощи воспитателя он как-то сознает это, то ему предстоит еще большой труд по перенесе­нию на собственного ребенка своих пробуждающихся теплых отношений, ведь наверняка есть же у него теплые отношения к кому-то в этом мире. Он должен попытаться перенести их на ребенка, к которому у него, может быть, никогда их и не было. Но он этого не осознавал, не задумывался, ходил довольный «пойми предпринимательскими делами или своей работой, или идеей постройки храма, или радостью от посещения богослу­жения. Он и не предполагал, что, оказывается, был равнодушен к ребенку. Это может оказаться для него откровением. Можно услышать такой диалог:

— Что вы ощущаете, когда ваш ребенок так ведет себя с вами?

— Я испытываю досаду, злюсь, раздражаюсь на него.

— А вы к кому-нибудь испытываете доброе, нежное чувство? К жене, например?

— К матери или к дочери иногда бывает.

— Вы можете это чувство перенести на своего сына?

— Не пробовал.

— Попробуйте… Вот сейчас можете?

И он с некоторым усилием над собой пытается это сделать.

— А теперь попробуйте в этом чувстве быть со своим сы­ном.

И вот он начинает это пробовать. И тут ему придется очень много тренироваться, упражняться. Это очень тяжелый душев­ный труд.

Чаще всего у такого отца отношения со своими родителями были подобными: он был нелюбим собственным отцом. Нужно вспомнить, что происходило у него из-за этого со своим отцом, осознать, покаяться. Только тогда у него затеплятся более-менее добрые отношения с сыном.