14356 Мы крестили ребенка в 2 года без полного погружения, нужно ли креститься заново?

Мы крестили ребенка в 2 года. Это было 21 год назад. Были мы тогда в не верующей семье и сами не верующие.16 лет в вере. Читая Библию, узнала, что крещение-это полное погружение в воду." В смерть Его крестились».И еще «уверовали и крестились». А мы что? Просто обряд без веры и попрыскали на мою дочку водой и, наверное, и я крещена без погружения.
В Библии говорится о том, что узнал Павел, о том, что язычники крещены Духом Святым по тому, что они заговорили на иных(ангельских)языках. А вот я не говорю и дочка и вообще не слышала, чтобы кто говорил. Значит Дух Святой не сошел! Я думаю все по вере дает Господь. Нам нужно креститься сейчас. Правильно я рассуждаю?

Отвечает священник РПЦ МП протоиерей Анатолий Гармаев


По случаю дам ответ более подробный, чем вы просите в вопросе. В церковной практике есть правило: если человек сомневается, крестили его в младенчестве или нет и если не у кого ему узнать об этом точно, священник крестит его, при погружении в воду произнося слова «аще не крещен, крещается раб Божий такой-то во имя… и так трижды».

Мне за мои 24 года священства приходилось несколько раз так крестить людей. Год назад был другой случай.

Пришли ко мне супруги в беспокойстве — крещены ли они. За десять лет до этого они были в храме, их крестили. Священник трижды обрызгал их и еще около двадцати человек водой, поздравил и отпустил. А теперь они не знают, было крещение или нет. Я стал расспрашивать, откуда у них сомнения. На занятиях воскресной школы они услышали, что правильное крещение — с полным погружением в воду. Уже три года они ходят в храм на службы, исповедуются и причащаются.

Дома много православных книг. Чтение часто увлекает, а храмовое богослужение и молитвенная жизнь дома — все как-то наравне и вперемешку с делами, заботами и разной бытовой суетой по дому или по работе. Таинствам — исповеди и причастию, если и радуются, то больше как исполненному долгу. В то же время в книгах читают о церковной жизни как о чем-то другом. Не об обязанностях, не о долге, хотя об этом тоже в книгах написано, но о жизни в Церкви.
«Жизни — то и нет» — говорят они. Привели и слова из молитвы № 8 «Утреннего правила»: «И паки, Спасе, спаси мя по благодати, молю Тя, аще бо от дел спасеши мя, несть се благодать и дар, но долг паче». Слышите — «молю Тя, от дел спасеши мя». А у нас одни дела. И церковные действия такие же — как одно из дел

До занятий воскресной школы как-то этому значения не придавали, а тут вдруг услышали, что в Церкви можно жить. Церковью, её святыми действиями — жить. Не торопясь, не поспешая, наоборот, даже сожалея, что закончилась служба или все молитвы дома уже прочитаны.

Но более всего их беспокоило, что никаких движений в себе и в семье они не замечали. Если посмотреть на своё поведение и свою жизнь, нельзя определить исповедались они или нет. Так и будет у нас — радость от красивой профессиональной службы или от исполненного нами долга, или от утешенности, а то и просто отдохнули в храме после трудовой недели.

А того настоящего так и не почувствовали.
— Под настоящим что вы имеете в виду?
— Изменение отношений, изменение характера. Сознание только меняется. Но это от начитанности, или от услышанного. Не от таинств, не от богослужений или молитв. Совсем как у протестантов.

Я предложил им испытать свою церковную жизнь. После часовой беседы со мной — дома подготовиться, затем исповедаться, причаститься. И так — месяц, два. Успокоенные и немного окрыленные они уехали. Месяца через три появились снова. Рассказывают, что радости беседы хватило на полторы недели. А потом всё стало обычно, привычно. Чувствуют, что в них самих нет церковной жизни. Житейское так или эдак, но живое. А церковное — кое-как, то вялое, то сухое.

«Вы же сами говорите: если есть сомнение крещены или нет, нужно креститься». Отвечаю им. У вас не тот случай. Обряд крещения над вами совершён. Вас волнует, что нет жизни в вашем церковном укладе. Причину этого видите в том, что не было полного погружения. Но и погружение может быть безсильным. В России 70 процентов народа пишут в анкетах, что они православные, потому что крещенные. Но из них в храмах стоят только 2 процента. Остальные даже на причастие ни разу не пришли. Так и живут не думая о церковной жизни. Есть среди них такие, кого в купелях полным погружением крестили.

Отцы Церкви учат, что таинство всегда действительно, потому что Бог исполняет, но может быть недейственным, потому что человек не готов или не хочет после него жить его силой — силой таинства. Ему привычнее и ближе силы, которыми он сам живет. Кому-то жизненные силы прибавляет общение с людьми, кто-то жив в общении с любимой кошкой или собакой, у кого-то силы прибавляются от зрелища (телевизор, кино, театр, концерт), у кого-то от работы, у кого-то от ресторана или выпивки, или сегодня много людей не могут оторваться от интернета. А в храм или молиться сил нет и никакие силы в таинстве крещения тоже не открылись. Очевидно, если человека крестили любым видом: погружением или обливанием (в советское время так было и я сам так крещен — обливанием, тихо, чтобы никто не знал, в закрытом на внутренний засов храме), никакого повтора крещения не нужно. А вот восстановить себя навстречу крещению — это нужно.

Словом, несколько раз с разными промежутками времени приезжали они за наставлением. Говорили с ними о следующем. Очевидно, человек становится вечером на молитву теми силами и тем чувством, какими он жил в течение дня. День прошёл живо, активно и увлечённо. Он поворачивается этим же силами к Богу и чувствует, как силы стремительно тают. Они не для Бога предназначены. А предназначенных для Бога сил и чувств он в течение дня не собирал. Если так жить из месяца в месяц, не распознавая в себе силы и чувства к Богу и не развивая их, самому не собираясь в них, тогда результат очевиден — потеря религиозной жизни. И это всё при активном исполнении повседневных нужд.

А надо жить, жизнь — верою наполняя. Так весь день, с утра до вечера. А не наоборот — неверной и безверной жизнью на молитву становясь.

Говорили с ними, а >u>что есть спасение, о том, как среди дел дня находить те, которые ко спасению, как к другим делам прибавлять память о смерти и о вечной жизни, как в третьих делах находить страх Божий. В итоге, чтобы хоть какую-то часть дня жить по-Божьи. Вечером перед правилом, испытывая себя, пробудить покаяние. А уж затем и к правилу приступать.

И постепенно вернулась к ним жизнь духовная, обрели её.

Так и у вас всё вернётся, если будете жить Богу.

Вы пишете, что крестили дочь 21 год назад. В библии прочитали, что люди того времени «уверовали и крестились». А вы уже «16 лет в вере». Давайте, остановимся на этом и испытаем, о какой вере идёт речь.

Обряд без веры

Невольно, вспоминая о крещении, вы написали очень точные слова: обряд без веры. Сегодня это беда многих людей. Не только один обряд — крещения, но постепенно и вся церковная жизнь может стать без веры. Подвигаемая только религиозным чувством и религиозным сознанием, плюс начитанностью. Такая жизнь с годами приходит к выхолащиванию и обмирщению, потому что под этими чувствами, сознанием и начитанностью могут открываться три антидуховных основания. Их называет святитель Феофан Затворник. Это узы, которыми человеческий дух схвачен и направляем — узы самолюбия, самоугодия и влечения к миру.

Если церковная жизнь не идет на преодоление этих уз, тогда у человека будет одна видимость жизни религиозной, подвигаемая самолюбием и самоугодием, а исполнения Евангелия и духа евангельского не будет. Узы эти не терпят нравственной жизни в человеке. Перехватываясь ими, человек всё больше отдаляется от Бога, сам в себе ими он запрещает внутреннего духовного человека, обходится без внутреннего нравственного и реализуется сразу в среднем и внешнем человеке. В среднем — это в деятельном, душевном и прикладном человеке, т. е. в талантах и душевных способностях. Во внешнем — это в интеллектуально-образованном, организованном и дисциплинированном человеке.

В предыдущих ответах на вопросы 13242, 13579, 12828, 12768, подробно описаны три отречения, которые пережил наш народ за пятьдесят лет советской власти, начиная с 1918 года по 1970 год. Эти три отречения несет в себе каждый из нас и поныне.
Первое — от Бога и Его Церкви,
второе — от жизненных призваний любви: супружества, родительства, сыновства, той любви, которая по-Божьи, а не той, какая у нас осталась, — таким образом, отречение от семьи и рода;
третье — от трудовой силы, которая вся подменилась силой деятельной.

Все три отречения и есть забвение в себе внутреннего религиозного нравственно-трудового человека. В итоге на сцену вышел самолюбивый средний и внешний человек. В нем и началась реализация отречений. Вышла она в видимую жизнь, в которой отрицались все атрибуты Бога и Церкви, рода и семьи, труда и трудовой силы. В советское время занялся строительством социализма внешний и средний человек, затем, в постсоветское время, включив в себе на всю мощь самоугодие и самоугодные перспективы и планы, занялся перестройкой, а на деле растаскиванием и разбазариванием нажитых богатств, и теперь, уже в наши дни, движимый влечением к миру, разворачивает новую цивилизацию с ее неслыханным разнообразием земных развлечений и удобств.

Во всех этих широкомасштабных событиях разворачивается грандиозное и все более далеко заходящее отрицание всего, что принадлежит Богу. Теперь даже очень религиозному человеку, за всей видимостью успешной, удобной и разнообразной у него земной жизни, непросто разглядеть в себе увлеченность этими тремя узами духа. Если эти трое уз вовлекают его в активную земную жизнь, если они придают ему силы, разворачивают перспективы и давно сделались его жизнью, то, как он может осознать их, восстать над ними и начать покаянием отрываться от них? Не может, поэтому покаяния и нет у него.

Потому что нет трёх чаяний — чаяния Царства Небесного, чаяния воскресения, чаяния жизни будущего века. Он знает о них, но не живёт ими. То есть, нет того, во что он крестился. Но это значит, что в нем нет веры. Той веры, что свыше, что по благодати, которая от Бога, а не от людей. От святого Духа, а не из его собственных способностей и дарований.

Вы пишете: «на нас с дочкой Дух Святой не сошел и видно это из того, что мы не заговорили на иных (ангельских) языках». Только не в языках главный признак святого Духа, а в вере благодатной, которая от Бога — Духа Святого. Эта вера живет тремя чаяниями. А если чаяний нет, тогда и жизнь православная — это жизнь без веры. И обряд без веры. И занятия и служения Церкви — тоже без веры. И даже ревность за чистоту православия тоже может быть без веры.

А те, кто погнались говорить иными языками, не проснувшись в чаяниях, впали в одержание и беснование. Они вместе с тем, что говорят, в это время ещё и валяются о корчатся по полу. Это протестанские направления христианства.

Сыновство

Если вера подается свыше, чем же тогда человек может воспринять ее, удержать в себе и развиваться в ней?

Отец Кирилл (Павлов) говорил: нравственностью. Центральные в нравственности — это совесть, добро и жизненное призвание сыновства. Все три осеняются верою и ведут человека к исполнению трех чаяний, то есть ко спасению. Три основы нравственности, три чаяния веры и вместе — ко спасению.

«Бедных избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия» (Иак. 2,5).
А если наследниками, значит сынами.
«Познайте же, что верующие суть сыны Авраама. Ибо верующие благословляются с верным Авраамом» (Гал. 3,7,9).
То есть и верующие и верные. Потеряешь последнее — угаснет и первое.
«А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего» (Гал.4,6), «Духа усыновления» (Рим.8,15).
Поэтому в нравственном человеке сыновство занимает срединное, центральное место.
Потеряешь его, а оно сегодня потеряно, — ни с Богом не будешь по-Божьи, ни с ближними.
Как и в заповедях Господних пятая заповедь, данная сыновьям и дочерям:
«Чти отца и матерь твою» — занимает срединное место между заповедями на отношения с Богом (с первой по четвертую), и заповедями на отношения с ближними (с шестой по десятую).
И апостол Павел говорит: «Кого Он (Бог Отец) предузнал (как сынов), тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братьями. А кого Он предопределил (или приуготовил), тех и призвал» (Рим.8,29–30).
Это «призывание» и есть преподание человеку веры свыше.
Призванные принимают крещение и входят в Церковь. Но сначала в ограду Ее.

Теперь зададим вопрос: Можно ли в ограду войти не будучи сыном? Увы, многие в наше время так и входят. Тем более покрестившись «обрядом без веры».

«В последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны,…" (2Тим. 3, 1–3).

Ограда Церкви

Вот ты вошел в ограду Церкви. Но если ты без сыновства, что ты там увидишь? Много людей. Все чем-то заняты. Одни ходят на службы. Другие устраивают крестные ходы и участвуют в них. Третьи заняты устроением богослужений и всем, что с этим связано, в том числе уборкой храмов, их строительством, ремонтом, свечками, книги церковные продают (параллельно с требами, прямо в храме). Собрания разные происходят, маленькие и большие. Рождественские чтения например в Москве. Очень впечатляет. Паломнических поездок много, куда только душа пожелает. Кто-то занят с молодежью, кто-то социальной и миссионерской работой. Занятий разных катехизаторских проводится много, и школ воскресных, и гимназий православных в обилии устроено везде и всюду.

Так много всего, что и не заметишь, что внутри ограды есть еще и дом Церкви. Ведь ограда вокруг дома. Разве не так? Бывает, конечно, ограда вокруг пустыря. Но если человек уже ограду построил, то, очевидно, будет затем и дом возводить. Иначе зачем ему ограда?

Но и дом, если ты не сын, зачем тебе? Что там в доме делать? Вон, подростки и молодежь, — никто в доме не сидит. Все заняты чем-то вне дома. Дома что? Родители — отец и мать. Что думает о них подросток? Думает, что они свое уже сделали: родили, вырастили, а теперь он, подросток, для чего к ним пойдет, или о чем ему с ними быть?
Это если он не сын. Сегодня в подростковом и молодежном возрасте мало кто чувствует себя сыном, дочерью. Поэтому и сидеть с родителями скучно.

Также и в ограде Церкви. Если ты сын — тогда будешь дом искать. А в доме — Отец и Мать. К Ним будет всё стремление твое — к Отцу Небесному и Матери Божией. И уже после этого, найдя Отца и Мать в доме, выйдешь в ограду, и делами многими и разными в ограде займешься. Но при всем даже множестве занятий, с собою и в себе будешь иметь наставления Отца, заповеди Его и благословение Матери, силу любви Ее, которою Она благословит тебя. Это сила Её любви к Сыну, которого Она после того, как ты стал причащаться Его тела и крови, теперь и в тебе чает. Благословила Она тебя тоже как сына (дочь). В этом благословении — сила Ее любви к Отцу, общему Отцу — Ее и твоему. Потому и благословила, то есть придала тебе сил, чтобы не свое тебе делать, и своим, как беспризорник, жить, а тем, чему учит тебя Отец и для чего тебя Отец к Себе в сыновство взял. Не нарек сыном, как это у людей бывает — приемные сыны — но реально сыном для Себя тебя сделал. «Предуведе — предопределил», то есть определил раньше, чем ты родился. И теперь в Церкви Сына своего через Христа и причастие Тела и Крови Его возводит тебя в это сыновство. Чтобы ты в Сыне Его сыном Ему стал. Для этого Своего Единородного Сына — тебе в причастие и дает. Тебя же самого заповедями Своими через Сына наставляет. Сначала десятью ветхозаветными, потом Евангельскими. А через Святого Духа, его благодатью сил тебе придаёт, сил жить по-Божьи.

Дом Церкви

Вот говорит Господь царю Давиду, говорит о сыне его — Соломоне: «Я восставлю после тебя семя твое (т. е. царя Соломона), которое произойдет из чресл твоих, и упрочу царство его. Он построит дом имени Моему, и Я утвержу престол царства его на веки. Я буду ему Отцом, и он будет Мне сыном; милости Моей не отниму от него, как Я отнял от Саула».
И предстал царь Давид пред лицем Господа и сказал: «Ты знаешь раба Твоего, Господи мой, и кто подобен народу Твоему, Израилю (то есть избранному народу, сегодня этим Израилем является Церковь православная), единственному народу на земле, для которого приходил Бог, чтобы приобрести его Себе в народ и прославить Свое имя (в христианах — так на восьмой день после рождения младенец, называемый именем, которое дали ему родители, нарекается в молитве священника именем Христа, и с этого дня называется христианином).
И Ты укрепил за Собою народ Твой, Израиля, как собственный народ, на веки, и Ты, Господи, сделался его Богом. Ты, Господи, открыл рабу Твоему, говоря: „устрою тебе дом“, то раб Твой уготовал сердце свое, чтобы молиться Тебе» (2 Цар. 7, 12–27).

И пророк Иеремия говорит Господу: «Почему путь нечестивых благоуспешен и все вероломные благоденствуют? А меня видишь, Господи, и испытываешь сердце мое, каково оно к Тебе.
(И потому говоришь мне): Я оставил дом Мой, покинул удел Мой, самое любезное для души Моей отдал в руки врагов. Множество пастухов испортили Мой виноградник, истоптали ногами участок Мой, любимый участок Мой (ограду Церкви) сделали пустою степью. Так говорит Господь обо всех злых (из самолюбия живущих в Церкви), нападающих на удел, который Я дал в наследие народу Моему. Я исторгну их, и снова возвращу и помилую их, если они научатся путям народа Моего, то водворятся среди народа Моего. Если же не послушаются, то Я истреблю такой народ, говорит Господь» (Иер. 12,1,3,7,14–17).

«Итак, обратитесь каждый от злого пути своего и исправьте пути ваши и поступки ваши. Но они, (эти подростки в Церкви, которые устроили свою подростковую среду и живут в ней, увлекаясь один от другого якобы церковными, но на свой лад делами) говорят: „не надейся; мы будем жить по своим помыслам и будем поступать каждый по упорству злого своего сердца“. Так народ Мой оставил Меня; они кадят суетным, споткнулись на путях своих, оставили пути древние, чтобы ходить по стезям пути непроложенного» (Иер. 18,11–15).

«Но вы — говорит апостол Петр, — род избранный, народ святой, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас, народ Божий» (1 Петр,2, 9–10). «Ибо знаем, — говорит апостол Павел, — что имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный. Оттого мы и воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище» (1 Кор. 5,1–2).
И Иисус Христос говорит: «В доме Отца Моего обителей много» (Ин. 14, 2). И «ревность по доме Твоем снедает Меня» (Пс. 68,10).

В этом доме небесном теперь вместе с Отцом пребывает и Матерь наша — Матерь Божия. «Зачав и родив Богочеловека, — пишет святитель Игнатий (Брянчанинов), — Она соделалась превыше всех святых человеков и святых Ангелов. Прочие святые человеки, хотя и соделываются по действию в них святаго Духа причастниками божественного естества, но совершенно иным образом, нежели Богоматерь, которая одна прияла в себя Бога-Слово для Его вочеловечения, вочеловечения всем существом Своим. Такое приятие в себя Бога есть исключительное, недоступное для святых человеков, ни для святых Ангелов, принадлежащее одной Богоматери. (Через то) Она есть Царица Небесная, Царица и человеков и Ангелов» и вместе наша Матерь через Сына Ее Иисуса Христа. (Св. Игнатий, 4 том, Правило веры, 1993 г. стр 411).

Жить в будущем веке нам нужно будет во Христе — будучи сынами Отцу Небесному, и по человечеству своему — сынами Матери Божией. Ради этого сыновства небесного и даются при крещении два обета — отречения и сочетания.

Отрекаемся от мира сего, то есть от грехов, какими живет мир, и от людей, которые воплощают в себе эти грехи. От влечений к миру и служений ему, то есть от страстей. От духов злобы поднебесной, то есть от бесовских и демонических сил, ангелов сатаны, служителей его, реализующих себя здесь на земле в оккультизме, в различных мистических учениях и различных религиях. И от сатаны, который воплощает себя в мировой цивилизации, ее развитии и прогрессе, а в наше время — в глобальной мировой державе.

Сочетаемся же — Христу, Церкви Его и Святой Троице.

В вашем вопросе вы делаете акцент на погружении или не погружении. Но таинство крещения делает акцент на «уверовали и в смерть Его крестились». То есть уверовали в смерть и воскресение. Для нас теперь это чаяние воскресения и жизни будущего века. В «смерть Его» — это для нас покаяние и два обета — отречение и сочетание.

Они связаны верою и без сочетания нет отречения, потому что ради чего отрекаться — впустую отречешься и нечем жить будет. А покаяния нет, если не будет чаяния. Чаяние рождает покаяние. И чем глубже чаяние, тем глубже и покаяние. Если ничего этого не было, во все ваши «16 лет в вере», тогда нужно не крещения искать, а жизни в вере.

Хорошо бы и о сыновстве и о свойствах сыновства прочитать в ответе на вопрос 13666 — «Сын страдает страстью…».

Мир вам. Протоиерей Анатолий Гармаев