Доклад «Ответственность»

Инна Иванова, 2004 г.

Обоснование

«Возьми крест свой и по Мне иди». Эти слова из Евангелия всегда особенно страшили, обходила их и подобные «категоричные» наставления Господа. Отстранялась мыслью, что жизнь в училище, отказ во многом от мирского — это и есть мое посильное следование за Христом. Но что это — жизнь ли? Или существование, пребывание.

Различие личных целей и ценностей с целями и ценностями училища привело к душевному разладу и боли, которые заставили задуматься о личных отношениях с Богом. Правда, увиделось только их отсутствие и невозможность так жить. Но долго дальше этого не шло, только работа над докладом подвигла к какому-то труду. Оказывается, то, что приносило мне дискомфорт и боль, — это мое собственное противление добродетелям.

Трудности, с которыми встретилась (в событиях, взаимоотношениях), помогли разобраться в основаниях и привели к необходимости труда над ответственностью.

Ведь и в летнем служении мы требуем от детей, приучаем их к выполнению обязанностей, начальной ответственности, и если я сама не начну трудиться в обретении этого образа, то, во-первых: не беря ответственности за детей, дело, поселение, не буду в служении в полной мере. Во-вторых: чему научу детей? Ведь словом передать добродетель невозможно. Плод имеет личный пример.

История вопроса

Не могу сказать, что при подготовке доклада познакомилась с трудами многих свв. отцов, но пытаясь подобрать материал по нужной теме, встретилась с тем, что найти книги или отдельные главы конкретно об ответственности очень трудно (вникать же в содержание и искать в нем ответы на вопросы нет времени и умения). Поэтому обратилась к современным трудам пастырей и учителей Церкви.

В большей мере основываюсь на книге игум. Евмения «Духовность, как ответственность». Игумен Евмений в ответственности перед Богом и окружающим миром определился сам — это видно по его служению Церкви, пастве, в частности, в книгах — не просто схоластическое описание теории, но живые, практические, подвигающие к сознанию себя и труду примеры, опыты жизни.

В книге «Духовность, как ответственность» задана попытка «осознания ответственности за свою жизнь и различные ее проявления духовные, душевные и материальные».

Также помогла книга «Батюшка, я — наркоман» того же автора. В начале ее популярность вызывала недоумение: «Специфика ведь вполне определенная», да и озаглавлена она как «практическое пособие для пастырей». Но постепенно дошло, что «механизм» страстей один и тот же, и выход из зависимости (наркотической или зависимости от греха) будет если не одинаковый, то очень похожий. Одним же из начальных этапов в преодолении зависимости игумен видит становление человека в ответственность за свою жизнь.

Связь ответственности с другими добродетелями (с совестью) и поиск конкретных правил привели к обращению к трудам о. Анатолия Гармаева. В своих книгах и лекциях он близко и понятно для нашего состояния илагает труды, поучения святых отцов и предлагает конкретные, доступные правила и шаги к преодолению безнравия.

Основная часть

Для начала попробую дать определение ответственности.

Ответственность — это составляющая совести, внутренняя отчетность человека за все то, что происходит в области его влечений, выборов и конкретных поступков.

«Это постоянное возвращение к ответу на вопрос: „Кто ты такой и что ты делаешь здесь?“ Это вопрос о качестве, об усердии, о сознательности, о серьезности, о подлинности».

Закон ответственности таков: «Каждый сам отвечает за свою жизнь».

«Быть ответственным — держать ответ за сделанное, отвечать за порученное, сполна рассчитываться за сделанное, расплачиваться за пропущенное и добровольно принимать наказание за неверно выполненное».

Еще более высокие слова об ответственности: «Это Божественное поручение и поставленная Богом задача. Это фактически Его приглашение к деятельному сотрудничеству. Ответственность — мостик к обретению полноты жизни в Боге, бытию в этой полноте и с этой полнотой в окружающем нас мире».

Читая и перечитывая, выписывая и размышляя над тем, что касается доклада и моей проблемы, все больше убеждаюсь, что со своим представлением об ответственности жить много легче.

Для меня ответственность всегда была или чисто внешней подотчетностью перед кем-то («показать сделанное», «сдать вахту», «принести послушание» и вообще пойти на него), или каким-то грузом, который придавливает, а я всячески от него ухожу: «Я не могу взять на себя такую ответственность»; «Это слишком ответственное поручение». Но ведь если это добродетель, значит, ничего дополнительно на себя брать не надо?..

Но еще встретилась со своим внутренним состоянием расхлябанности, расслабленности и, в общем то, нежеланием ответственности.

Ведь это потребует труда, а значит изменения (хоть в малом) привычного порядка жизни, одним словом — дополнительное напряжение.

А так как немного приоткрылось (хотя бы только в знании и чуть-чуть в подобии пережитого) то, как видят ответственность пастыри, появилось «законное» оправдание: «Это слишком высоко для меня», «Да, я со всем согласна, вижу, что у меня все „по нулям“. Но что дальше? То, о чем пишет игум. Евмений, красиво и зовуще, но возможно ли обрести?» И опять-таки страшно. А из-за того, что разумения себя нет даже в пробе — просто ушла в сон. Но ведь и это только сопротивление безответственности — увидев свою неправду, начать размышлять о «высоком и красивом» и переживать их недосягаемость, а не начать реально, хоть в малом полагать труд.

«Быть ответственным вовсе не означает, что нужно круглые сутки находиться в каком-то напряжении, что нельзя радоваться жизни или отдыхать после работы.

Ответственность попросту призывает каждого остаться человеком, в любой ситуации вести себя по-человечески, всегда имея в виду высокий нравственный ориентир Божественного Учителя и Господа» (игум. Евмений. «Батюшка, я — наркоман»).

Просматривая в поступках, что мешает ответственности, во что ухожу, увидела — предательство.

В деле — делаем что-то вместе, и я не старшая или усталость и позднее время, то терплю до какого-то момента, но потом ухожу, зная, что есть другие, более озабоченные делом люди. Снимаю с себя ответственность за ситуацию и за ближних.

В отношениях — ищу комфортность, и тогда неприятных мне людей, встреч избегаю или же где-то иду навстречу человеку: проявляю участие, сопереживание, просто интерес к нему, но как только понимаю, что дальше нужно будет больше от себя отдавать (времени, сил, заботы), ухожу в сторону.

Но и предательство — это только следствие, у него есть более глубокие причины.

В себе я увидела такие: своеволие, самолюбие и своенравие.

Своеволие — желание поступить по своей личной воле. Могу вынужденно, подчиняясь обстоятельствам, следовать обычному (заданному) ходу жизни, подчиняться чьей-то воле, но внутренне с этим не соглашаться и, как только представляется возможность, вести себя по-своему.

Самоугодие — желание совершать и склонять других к угодным мне поступкам. Отсюда внутреннее недоумение: «Почему я должна помогать ему? У меня куча дел».

Своенравие — безотчетно или явно нравится свой характер, свои манеры, привычный ход мыслей, чувствований. Удерживает в худом нраве.

Подходит привычная ситуация — чувствую, что начинаю раздражаться или вот-вот обижусь, по рассудку знаю, что нужно оправдать, но… в следующий раз, сейчас через себя не переступить.

Дальше посмотрела, что же реально мне помогало быть в ответственности.

Слух к делу (слышание того, что и как должно быть исполнено) — в том, чтобы взяться за что-то.

А удержаться в своем решении, когда другие оставили, и не вижу поддержки, помогает совесть. Знаю, что преодоление трудностей принесет радость и мир. А отступление — укоры, угрызения.

В отношениях — силы и свободу ответственности дает любовь, а стойкость — следование голосу совести.

Сейчас видятся такие шаги для труда:

I. Чуткость к мелким ситуациям. Следование совести.

«Дело спасения без совести невозможно, какие бы ты при этом действия церковные ни водружал на себя. Более того, восстановление духа человеческого, его богодарованной природы невозможно без упражнений ходить по совести» (из лекции о. Анатолия).

Я задела чем-то сестру (резким словом или просто не обратила внимания). Замечаю: что-то не так, неловкость — подойти попросить прощения.

Сюда же относится испытание себя в конце дня, дневник.

II. Взвешивание поступков.

«Если кто-то действует с мыслью, что Бог видит его, наблюдает за ним, то надежно все, чтобы он ни делал. Человек должен вопрошать себя о каждом своем действии: „Хорошо, пусть мне нравится то, что я делаю, но нравится ли это Богу?“» (старец Паисий).

Осознавать, что за свои поступки, дела отвечаю только я, не перекладывать вину на людей, обстоятельства.

«Родительская ответственность — это ответственность родителей за самих себя», — пишет игум. Евмений. Думаю, то же самое можно сказать и о воспитателях.

В прошлом году я свою ответственность перед детьми видела в том, чтобы мои девочки были одеты, умыты и участвовали в жизни лагеря. И, чаще всего, выполняла функции надзирателя, а не воспитателя. Но на мое своеволие, властность и нечувствие Господь послал и девочек с теми же проявлениями нрава. Со стыдом вспоминаю, как, пытаясь сломить сопротивление характера, тащила младших за руку на службу: «Потому что так надо. Ты должна». А старших уговаривала, пыталась объяснить, что нужно быть на трапезах, беседах, линейках, но не только из радения о них, как потому что: «Я этого хочу. Так положено. Приехали, значит должны подчиняться». Получалось постоянное сопротивление — «Не буду. Ну и что», — детей и мое «Надо». Их «хочу» и мое «хочу». Из этого стыда и все-таки пережитого к концу смены опыта добрых отношений вижу свою задачу в том, чтобы относиться к детям со всей чуткостью, на которую способна. Взять за правило видеть, распознавать в детях проявления свойственных им добродетелей (это мне довольно трудно, легко вижу плохое). Труд над правилом: «Помогай младшему решать, не решай за него».

«Давай варианты решения, объясняй каждый, но как поступить, пусть рассудит сам. Если он выбирает не то, что желательно тебе, выдержи педагогическую паузу — ибо как поступить, нужно учиться ему самому» (о. Анатолий Гармаев).

С самими детьми — труд над добродетелью в 2-х направлениях:

  • ответственность за слова;
  • ответственность за поступки, дела.

Заключение

«Мера ответственности является мерой зрелости человека, полнота понимания, дар ответственности зависит от возраста души» (игумен Евмений).

Глубины, емкости понятия ответственности мне удалось коснуться очень мало, еще в меньшей степени получилось связно раскрыть эту тему в докладе. Очень важным итогом для меня стало то, что обрелась значимость труда над разумением себя, в которое сейчас очень серьезно ведет батюшка.

Не потому. что так надо всем, училищу, а потому, что необходимо мне, чтобы быть с Богом и в Боге.



Литература:

1 Игумен Евмений. Духовность, как ответственность. — Изд. «Родник», 2000 г.

2 Игумен Евмений. Батюшка, я — наркоман. — «Свет Православия», 2002 г.

3 Свящ. Анатолий Гармаев. Психопатический круг в семье. Изд. Православного братства Иоанна Богослова, 2000 г.

4 Лекции о. Анатолия Гармаева.