Доклад «Искренность и действия по ее обретению», Родион Иванов

Родион Иванов, 2004

Обоснование

До поступления в училище об искренности я и не думал. Она мне и не нужна была. В мире легче и проще было жить без нее, так как в основном с людьми у меня были только внешние, ни к чему не обязывающие отношения. Нужно было и хотелось составить о себе определенное мнение, занять определенную позицию, место в обществе и всячески это мнение поддерживать, не показывая и не выдавая настоящего внутреннего состояния и чувств. И только с самыми близкими мне по духу людьми (и то не всегда, а только когда они первые начинали искреннее общение) случались моменты искренности, понимания, взаимодушия. И в этом я чувствовал жизнь, которую не хотелось оставлять, а быть в ней постоянно.

У себя я вижу боязнь искреннего отношения к ближним из-за недоверия к ним. Страшно, что они меня не поймут, смогут причинить неприятности, вред.

Сейчас же я все больше понимаю, что эта моя закрытость, закрепощенность, внутренняя скованность, боязнь быть искренним идет от себялюбия, самозаботливости, ложной скромности. Все это не дает жизненности ни мне, ни ближним. А в моем летнем служении без искренности невозможна правильная и успешная работа с детьми, особенно на первом этапе педсобытия (обретение лона отношений).

И вот теперь встают вопросы:

  1. Как начать обретаться в искренности?
  2. Что нужно делать, чтобы стать искренним?

Основная часть

Искренность — это душевная чистота, очищенное сердце, в котором может

«почивать Божественная благодать», как говорит старец Паисий.

Для искренности характерно радование и посвящение всего себя делу, ближнему, Богу, она обращается к ближним, и они оживают. В искренности сходятся преданность и ревность. Об искренности говорят: «Сердце лежит к делу, ближнему, Богу и Божественному», то есть, силы, энергия, вкус к исполняемому делу, расположение к ближнему, Богу (радостное и доброхотное исполнение Его заповедей). Искренность заботится о других, угождает Христу, не может служить своим корыстным желаниям, проявляется в жизненности — 3-ем свойстве лица.

Запрещают искренность лукавство, которое ищет своего, печется о себе, направлено к себе; разнузданность (греховная открытость) — когда нечистое сердце «отпускается» в своем состоянии.

Для искренности характерна простота, а лукавства — «плотская мудрость» (2 Кор. 1, 12). «Ибо я не имею никого равно усердного, кто бы стал искренно заботиться о вас: потому что все ищут своего, а не того, что угодно Иисусу Христу», — говорится об искренности и лукавстве в Послании Апостола Павла (Флп., 2, 20–21).

Где и когда я был искренен?

Когда общался с детьми на Пасхальных праздниках и желал им донести радость Воскресения. Там я не боялся выражать свое внутреннее состояние, не думал, что сказать, а что оставить себе — что думал и чувствовал, то и говорил. Старался подарить детям радость, открыться им навстречу.

Действительно ли я так вел себя от искреннего сердца?

Как я сейчас вижу — не совсем. На праздниках моя искренность как бы поддерживалась обстоятельствами ситуации (в обычных условиях я так с детьми не общаюсь), ответственностью ведущего за ход праздника, чтобы никто из него не «выпадал», настроем и подготовкой.

Искренность радуется делу, ближнему, Богу. У меня же зачастую нет никакой радости ни к делу, которое нужно выполнить, ни к ближнему, который рядом со мною, а про Бога, Его присутствие и Промысел я и совсем забываю (не то что радуюсь). Взамен этой радости обращаюсь к себе — и происходит или услаждение, успокоение собой, или раздражение, самоедство, недовольство собой с последующим выражением этого раздражения вовне на ближних.

Искренность посвящает себя делу, ближнему, Богу. Посвящать себя всего тоже не выходит. Постоянно возвращаюсь и возвращаюсь к себе, своим проблемам, планам, рассчитываю свои силы и обязательно оставляю часть сил в «резерв» — для себя.

Искренность обращается к ближним, и они оживают. А когда нет радости, полного посвящения себя им, то неудивительно, что они не оживают.

К проявления искренности, которые у меня бывают, часто подмешивается корысть — я хочу сам (и в первую очередь) получать радость от своего посвящения другому. Нет жертвенности. Также моя искренность не одинакова к разным людям. С теми, которые отвечают мне взаимностью, своим расположением, участием во мне, хочется быть искренним. А с теми, кто не понимает меня, игнорирует, не обращают внимания (или еще как-то задевает) — никакого желания быть искренним нет.

Вообще же, как говорит старец Паисий, «чтобы быть по-настоящему искренним, нужно быть искренним прежде всего с самим собой, потому что духовная искренность начинается с этого». Этому мешает трусость. В сердце искренности противятся лукавство, лицемерие и другие страсти, которые не дают действовать благодати и от которых нужно освобождаться. Одним разом отсечь страсти почти невозможно (нужна большая сила воли). Сначала, советует старец Паисий, нужно понять, что эта страсть тебе вредит. И далее постоянно направлять свои старания (волю) на стяжание душевной чистоты с вниманием к себе (чтобы идти не по страсти, а по добродетели). При этом нужно искать помощи у Бога — «держаться Господа искренним сердцем» (Деян.11, 23).

Для очищения сердца от страстей и обретения искренности священник А. Гармаев в книге «Пути и ошибки новоначальных» указывает необходимые действия испытания себя:

  1. Испытывать свое сердце на сосложение с помыслами через ведение дневника. Рассматривать и разуметь: какие богоугодные, а какие нет, какой принял, а какой отложил. Тогда можно будет различать, какие состояния сердца откликнулись на тот или иной помысел. Увидев худой помысел и состояние с ним, нужно заняться самим сердцем — в чем дело, почему оно именно на него откликнулось.
  2. Испытывать свою душу и дух — в чем происходит жизнь сердца (в плотском, душевном или стремится к духовному). Необходимо направлять себя к духовному, чтобы Слово Божье понравилось сердцу, сделалось приятным ему, что для меня сейчас сложно из-за отсутствия Страха Божьего, памяти смертной, нет стояния и пребывания пред Богом — как указано в Евангелие: «Ибо мы не повреждаем слова Божия, как многие; но исповедуем искренно, как от Бога, пред Богом, во Христе» (2 Кор. 2, 17). То есть, в подлинной искренности человек стоит перед Богом, а не перед людьми и их мнением — «…так мы и говорим, угождая не человекам, но Богу, испытывающему сердца наши» (1 Фес. 2, 3 — 5).
  3. Испытывать и очищать от страстей сердце через самоукорение — признавать свою вину в грехах (выполняя все три основные действия: услышал → точно повторил, согласился → попросил прощения, покаялся), отлагаясь от ложного стыда и лукавства. Для меня сейчас очень тяжело признавать свою вину (вслух и при людях) — легче заняться самоедством.
  4. Взывать к ближнему о молитве за себя. Это трудно. Но без этого преодоления и сокрушения себя не очистится сердце, не станет простым, не будет искренним. Мне трудно просить молитв за себя. С одной стороны, не хочется привлекать, обращать к себе излишнего внимания, раскрывать свои проблемы и трудности. А с другой — нет веры, потребности в молитве близких — думаю, что сам разберусь в себе.

Моей искренности мешает самозаботливость (от себялюбия) — «желание изыскать основание, чтобы самому же заботиться о себе, даже когда в этом нет необходимости». Больше живу в собственном внутреннем мире, отделенном от внешнего (людей, событий, Бога) этой самозаботливостью. А если и есть контакт с миром, то он имеет потребительский характер. А искренность требует жертвенности, то есть не ищет ничего взамен ожидаемого, вообще об этом не помышляет. А живет тем, что отдает — этой радостью.

И здесь не хватает веры, надежды. Боязнь и нежелание пойти в неизведанное своим умом, опытом, рассудком. Но в духовной жизни нужна простота. «Веди себя просто и имей доверие Богу», — говорит старец Паисий. «Что мы в простоте и богоугодной искренности, не по плотской мудрости, но по благодати Божией, жили в мире…» — говорит апостол Павел (2 Кор. 1, 12).

Выйти из своего «мирка» и обрестись в искренности можно жертвенностью, то есть прекращая потребительское отношение к «внешнему» миру, открывая себя навстречу другим. При этом ближнего нужно ощутить своим братом, услышать его боль, его проблемы и поучаствовать в нем своим сердцем. «Какое бы дело ни делал человек, он должен делать его от сердца, в противном случае он не меняется духовно», — указывает старец Паисий.

Также моей искренности мешает «головосердие», как старец называет рассудочность — когда «сердце собирается в голове, и сейчас работает только она». Чтобы «заработало» сердце, он дает такой совет: «Каждый день читай по одному канону Богородице из Феотокариона (сборник канонов)».

И действительно, я по себе чувствую (хоть и редко) умягчение сердца после обращения к Божией Матери.

Решающее значение для обретения искренности имеет внимание к себе и разумение себя, событий жизни (особенно там, где нужно быть искренним, а не получилось). Нужно вернуться к этой ситуации, вспомнить и подробно «рассмотреть» ее, определить причины неискренности и сразу же каяться о них Богу (с последующим разрешением на исповеди). Это действие разумения себя старец Паисий называет «доброй обезпокоенностью», «способностью ловить себя на мысли преступления». «А это помогает больше, чем любой другой подвиг. Тот, кто „ловит себя на месте преступления“, совлекается своего ветхого человека и выходит на правильную духовную дорогу… Выучившись ловить ветхого человека на месте преступления, мы ловим с ним вместе всех остальных воров… Таким образом, духовное богатство остается у нас».

Заключение

Таким образом, искренность — это естественная добродетель, которая обретается по мере очищения сердца от страстей, без которой невозможно педагогическое служение и вообще воцерковление.

Моему становлению в этой добродетели мешает самозаботливость, трусость, корысть, лукавство, замкнутость на себе.

Для того, чтобы преодолеть и очиститься от этих страстей, необходимы действия по испытанию себя (испытывать свое сердце на сосложение с помыслами, испытывать свою душу и дух, исполнять действия самоукорения, испрашивать у ближних молитв за себя), отложение себя, своих дел и проблем и обращение с сердечным расположением к ближнему через жертвенность. Все это нужно делать со вниманием и разумением себя, постепенно сообразовываясь с идеалом, данным в Священном Писании: «…но во всем являем себя, как служители Божии… в чистоте, в благоразумии, в великодушии, в благости, в Духе Святом, в нелицемерной любви» (2 Кор. 6, 4, 6).

Богу нашему слава всегда, ныне и присно и вовеки веков. Аминь.



Список литературы

1 Священное Писание.

2 Свящ. А. Гармаев. Пути и ошибки новоначальных.