Что можно взять из изложенного

Теперь две-три минуты на третий этап — что я взял из услышанного для своей преподавательской деятельности, служения? Пожалуйста.

Гладкова Л. Г.: Мне одиноко было в том, что я сейчас скажу. Когда слушала Родиона Николаевича, то очень как-то живо откликнулось — это хранение духа ревности, действия, в которые мы действительно когда-то по святителю Феофану Затворнику очень глубоко вникали, и каждый пытался это проделать, и делали, я помню, что это было удивительно. Благодать, и не временная, а снова такое состояние, какое пришлось пережить в период призывающей благодати… И я это помню, и обращать в ходе изучения предмета студентов к этим действиям мне бы, конечно, тоже надо, и хочется это уметь делать в преподавании своего предмета. Это очень живо, отклик такой пошел.

Воротникова Н. П.: Слушая изложение, красивое изложение своих предметов, профессиональное, я размышляла, насколько там много показано степенности, вот именно степенности. Я обратила внимание, что мне как раз не хватает в своей внутренней духовно-нравственной жизни вот этой степенности. Мы же хорошо знаем, что «…со смиренными — мудрость». (Притч. 11:2)

Утарбаев Б. Х.: Первый момент — дай Бог, если мне это удастся — это уверение предмета, я стремлюсь к этому, чтобы чуткость была, как у Родиона, такие повороты в уроке делаю, очень важные, нужные, которые помогают. Я к этому стремлюсь и сейчас еще вижу культуру преподавания Родиона, культуру и порядок — этого мне не хватает.

Такое преподавание, как у Родиона, я думаю, воспитывает дисциплину работы над содержанием. У нас были специальные работы над этим на уроке — это определение существенного содержания, дополнительного содержания, т. е. признаков, условий и всего, что очень важно. Это вот как раз дисциплина и культура работы над содержанием. Я увидел, что у Родиона это еще и в характере есть, и это воспитывает студентов в собранности и внимательности. Ничего лишнего. Я думаю, этому надо учиться.

Прот. А. Гармаев: Для меня вообще один из трудных моментов работы над своими курсами, которые мне приходится читать — это составление программы, последовательности тем и именно выборка тем из всего объема святоотеческого знания по данному предмету, выборка тем, которые можно было бы преподать студентам, учитывая, по сравнению с общеобразовательными учебными заведениями, небольшое количество уроков, которое дается по программе на каждый предмет, а значит те самые 14 тем, в которые надо вложить предмет, приходится выбирать из таких, например, обширных предметов, как добродетели или педагогика, вынимать из огромного содержательного церковного материала. И тут большая сложность: что взять, в какой последовательности поставить. И вдруг я слышу сегодня свой курс учения о семье, очень лаконично выстроенный — всего 9 тем. При этом и предмет озвучен — устроение семьи, взята нравственная его основа, и, самое главное, — церковная, евангельская основа этого предмета, т. е. домостроительства. Эта способность Родиона — предмет моего постоянно внимания к его действиям, с вопросом — как это он делает? Чтобы мне так же самому делать. Оказывается, что это, с одной стороны, требует воспитания своего характера, и с другой — внимательной работы над самим курсом. Внимательной в смысле сосредоточенности своего внимания на восприятии со стороны студентов и на лаконичности тематического объема предмета со стороны содержания. И того, и другого у меня сейчас сильно недостает, и в этом плане я еще и еще раз получаю некоторый импульс к работе над собой.



1 И. Снегирев. Русские народные пословицы. М., 1848 г., стр. 325