Родительские правила

1. Соблюдай десятисекундную паузу в общении

Прежде чем что-либо сказать, выдерживай десятисекундную паузу. Постоянно пользоваться ею почти невозможно. Это наиболее трудное из всех упражнений, которое предлагает курс Нравственной Психологии и Педагогики.

Пауза позволяет видеть живущие в нас неправды, которые совершенно игнорируют собеседника как человека, неправды, не позволяющие ему иметь собственную (отличную от нашей) точку зрения.

Правило десятисекундной паузы научает останавливать себя в момент гнева, т. е. тогда, когда совершенно теряешь над собой контроль и часто забываешь не только о какой-либо паузе, но и вообще о правилах приличия. Она предоставляет возможность в этом поупражняться.

Как это осуществляется практически? Человек должен выбрать в день полчаса или час, в течение которого, с кем бы он ни встречался и о чем бы ни шла речь, прежде чем сказать, необходимо отсчитать 10 секунд.

Вариантов хранения этой паузы несколько. В одном случае можно начать считать десять секунд, даже перед тем, как просто сказать «да». Для этого необязательно использовать эту паузу в конфликтных ситуациях. В любом разговоре, каким бы он ни был, всякое слово собеседнику пусть упреждается этой паузой.

Порой так бывает, что, работая с десятисекундной паузой, человек вообще не успевает ничего сказать, потому что всякий раз собеседник успевает что-либо начать говорить первым. Получается как бы своеобразный обет молчания, который связан с внутренней работой. В этот момент человек столкнется с внутренним желанием вступить в разговор, перебить, действовать. Тогда есть возможность вглядеться: а что же во мне запрещает эту паузу, что стирает ее, что хочет немедленно говорить. Когда пауза выдерживается перед Вашим словом, собеседнику совершенно незаметно что-то необычное в Вашем упражнении. У него создается впечатление, что вы просто задумались.

Лучше всего наперед выбрать определенный час дня. Для начала достаточно одного раза такого тренировочного времени. Очень хорошо, если человек сможет делать это ежедневно.

Всякий новый навык требует довольно длительной работы. Предлагаемую работу необязательно проводить ежедневно, она проводиться с перерывами. Если у человека хватит сил быть в этом неделю, а дальше силы закончатся, пусть оставит это правило, а затем через некоторое время снова вернется к нему.

Но нужно иметь в виду, что в самом этом молчании внутреннее состояние человека может быть разным. Есть несколько вариантов. Первый — это просто считать до десяти. Второй — просто молчать, ничего не считая, пример, но внутренне представляя длительность этой паузы. Третий вариант для верующего человека — это самая краткая молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!», которая длится около десяти секунд.

Люди, которые пытались практически заниматься этим, говорят, что это одно из самых сильных правил, позволяющее человеку увидеть такие стороны внутренней жизни, которые в обычном плане не осознаются и почти не заметны. Как только пауза ставится в правило, эта внутренняя подсознательная жизнь вдруг обнаруживает себя.

2. Соблюдай педагогическую паузу

В суете жизни, большинство из нас не имеют навыка пауз, необходимых для того, чтобы остановиться, со вниманием отнестись к пройденному пути, к проведенному времени, задуматься над тем, что мы только что прожили.

Педагогическая пауза позволяет на мгновение остановиться и вглядеться в те происходящие в нас процессы, на которые мы не обращаем внимания.

Педагогическая пауза может быть использована человеком в те моменты, когда назревает конфликтная ситуация со своими детьми или супругом, с начальником или с подчиненным. Если внутренне в человеке начинает происходить раздражение, досада, озлобление, стремление немедленно что-либо сделать по отношению к другому, то есть смысл уйти в педагогическую паузу. Ничего не делать, а уйти в паузу. Оптимальный вариант в отношениях с детьми, когда педагогическая пауза имеет продолжительность три месяца. Это в наиболее жестких ситуациях, трудных напряженных внутренних состояниях.

Человек на три месяца берет паузу внутреннего молчания относительно конкретных конфликтных ситуаций. И если они где-нибудь повторяются, то продолжает хранить молчание. Если при этом обнаружится, что три месяца удержаться практически невозможно, в человеке нет на это сил, то попытаться помолчать хотя бы один месяц. Правда, бывает, что и на месяц никаких сил нет, хочется как можно скорее выговориться, — тогда хотя бы на одну неделю. В случае, если и на неделю не хватает сил и терпения, тогда самое минимальное — на три дня. Если и три дня не удается выдержать, то есть крайний предел: три — часа.

Кто сумеет удерживать эту паузу, тот сумеет сохранить правильную форму и правильное содержание отношения к своему ребенку, супругу, начальнику или подчиненному.

Внимательное всматривание в происхождение неправильного поступка позволяет увидеть причины повторений и одинаковости возникающих ситуаций. Такое действие требует внимательной и неоднократной работы. Педагогическая пауза приводит к постепенному изменению причины, из которой произошел данный поступок, дает возможность отстояться чувствам, неторопливо и обстоятельно разобраться во всем, или вслушаться в Промысел Божий.

Педагогическая пауза дана для того, чтобы пробудились внутренние силы и резервы для решения конфликтной ситуации, для того, чтобы не ребенок, а его родитель осознал собственные неправды, пережил покаяние, обрелся в любви. Поэтому возраст ребенка для применения к нему педагогической паузы особой роли не играет. Работа идет прежде всего во взрослом.

3. Помогай младшему решать, не решай за него

Что означает это правило? Следующее: задавай вопросы, не отвечай на них, пусть младший сам приходит к решению. Давай ему варианты решения, объясни каждый, но как поступить, пусть рассудит он сам. Если он выбирает не то, что желаете вы, взрослые, выдерживайте педагогическую паузу, ибо как поступить — пусть будет его воля. Будьте повивальной бабкой нравственных решений младшего. Не поступков, не действий, а решений. А уж что он решит делать и как действовать — пусть на этот раз будет его воля. Так звучит объяснение правила.

Почему Нравственная Психология и Педагогика обращает особое внимание это правило? К сожалению, часто мы не даем родиться детскому поступку, мы постоянно вмешиваемся в его решение и пытаемся сделать или решить за ребенка.

Педагогическая пауза дает ребенку право самому решать, самому пробовать, ошибаться даже, и в этой ошибке обретать опыт различения правильного и неправильного действия. Педагогическая пауза подразумевает, что мы выжидаем, когда ребенок, рассудив, склонится к какому-нибудь решению и исполнит его. А, исполнив, с нашей помощью обратится к своему выбору, к самой ситуации, осмыслит ее, проанализирует, поймет: правильно ли он поступил.

Более того, если он это выбрал, то помочь ему это сделать и прийти вместе с ним к негативному результату.

— Смотри, что мы с тобой сделали. А теперь давай думать, как исправить. Может быть, нам поможет другой вариант решения? Например, если бы ты сделал вот так. Было бы лучше?..

И получается, что благодаря такому разговору с ним, осмыслению его выбора, ребенок научается правильно относиться к ситуации и точнее сделать сам выбор. При этом важно остаться нам самим во втором правиле, в педагогической паузе.

К сожалению, нередко люди, начиная исполнение педагогической паузы, не могут долго находиться в ней. Они не в паузе. Наоборот, они в каком-то внутреннем волнении: «Сделал или нет? Чем же это закончится?»… Продолжаю заниматься своими делами, а косым взглядом вглядываюсь, что он делает. «Вот! Сорвалось! Потому что меня не послушался! Так… Дальше посмотрим! Нет! Теперь дальше уже некуда, надо вмешиваться!». Закончилась педагогическая пауза… а паузы-то на самом деле никакой и не было.

Нужно помнить, что все правила, которые предложены здесь, говорят о внутреннем действии души, а не о внешнем.

Внешнее исполнение педагогической паузы бессмысленно, если внутренне остается такое состояние. Пауза должна быть прежде всего внутренней. Но как ее выдержать, если так и хочется тут же влезть и поправить? Что с этим делать?

Ответ один: терпение, терпение и еще раз терпение. Если ребенок не может рассудить и не решается на поступок, если он говорит: «не знаю», значит, что он либо не хочет решать, либо не имеет навыка к нравственному рассуждению и чувству. Не научившись этому в детстве, он и в жизни, будет постоянно попадать впросак. Если же ребенок не может решить, не может конкретно выбрать что то, мучается не решаясь вступить в действие, нужно подтолкнуть его к самостоятельному принятию решения, а дальше станет ясно, что при этом правильно, а что — нет. Когда же решение принимается и действие начинается, по ходу обнаруживается и определяется правда или неправда действия. И тогда, возвращаясь назад, можно сделать иной, более правильный выбор, или же по ходу действия изменять направление своих поступков.

С какого возраста нужно подготавливать ребенка нравственному рассуждению и отклику на нужду? Мы знаем, что возраст с пяти до семи лет — это время строгого послушания, где выбора практически быть не должно. Ребенок должен исполнять так, как родители ему говорят. В то же время, в возрасте с трех до пяти лет, оправдано, когда дети часто настаивают на позиции «Я сам». Это то время, когда ребенок внутренне склонен к самостоятельности поступка. В этом временном промежутке и нужно развивать в нем нравственный отклик и послушание. Но не с пяти до семи.

Другой вопрос. Нужно ли похвалить ребенка за правильный поступок? Нет. Это очень тонкий момент. Когда правильный поступок сделан, и получен внутренний опыт правильного действия, его надо поддержать и закрепить. Нужно отметить: «Смотри, как хорошо у тебя получилось». Не какой ты хороший, а как хорошо ты сделал. Отметить результат действия и само действие, но ни в коем случае не ребенка. Личность, сам ребенок не оценивается, не судится и не обсуждается. Обсуждается только поступок и результат поступка.

Нельзя ставить ребенка в ситуацию выбора в магазине. К сожалению, в современных семьях это нередко происходит. Ребенка приводят в магазин и предлагают ему: «Что хочешь- выбирай». Где же маленькому ребенку уметь правильно отнестись к такой ситуации? Искренне поверив, что ему разрешено выбирать все, что он хочет, он действительно выбирает самую большую куклу, самую красивую игрушку и тычет в нее пальцем: «Мама! Купи вот эту!». И только в этот момент обнаруживается, что папа и мама имели в виду совсем другое. На эту большую куклу денег нет.

Ситуация выбора относительно магазина ставиться вообще не может. Здесь научение детей послушанию — одно из самых значимых воспитательных действий. Отправляя ребенка в магазин, мы отправляем его исполнить наше поручение. Для ребенка это значит исполнить свое послушание. Ему говорится чего и сколько купить, конкретно, но не говорится: «Выбери, что подойдет к столу». До двенадцати лет особо значимо, чтобы дети не выбирали в магазине, а только выполняли послушание и приобретали только то, что им поручено.

На первый взгляд может показаться, что это не столь существенно. Но давайте вспомним, как обычно ведет себя ребенок в случае, когда разрешено выбирать? Если мы отказали ему в покупке, он начинает настаивать, обижается на нас. В этот момент он внутренне тренируется определенному душевному действию. Мы упрямимся и ребенок тренируется в упрямстве. Мы расстраиваемся по поводу его упрямства, — ребенок тренируется в обиде. Нам кажется: «Ну и что? Покапризничает и перестанет». Сейчас перестанет, но потом опять закапризничает. А уж когда станет взрослым, то из этих неоднократных капризов сформируется обычная привычка, когда, будучи уже мужем или женою, будет обижаться на супруга, на час, на целый день, а то и на неделю. И попробуйте потом вытащить его из этого состояния, которое так привычно возникнет в собственной семье уже взрослого человека, благодаря тому, что мы в детстве упражняли и закрепляли его капризы и обиды. То, что переживается в детстве, проявляется потом во взрослой жизни. В детстве идет тренировка навыка. Какого навыка в данном случае? Слышим ли мы каждый раз, что происходит в душе ребенка?

Часто родители в тех или иных ситуациях становятся в тупик перед детским требованием: «Я хочу сделать то-то!». Первое, что происходит у родителей, это ответ: «Нельзя!», «Нет!». А после этого родитель объясняет, по чему «нет». Удивительно, но в семьях несогласие с ребенком, также как несогласие друг с другом в супружеских отношениях происходит гораздо чаще, нежели согласие. Дети при этом оказываются в ситуации принуждения. Они могут поспорить с родителями, могут выклянчить, выпросить, либо на своем настоять, но изначально родители создают ситуацию, при которой у ребенка никакой возможности к собственному рассуждению или возможности прислушаться к собственной Совести нет. Возникает ситуация борьбы. Если у ребенка желание достаточно сильное, то он вступает в борьбу с родительским отказом, с его «нет» и тут уже проявляется искусство ребенка: как он сумеет в этой борьбе свое получить.

Современные дети умеют вести эту борьбу. Один ребенок возьмет родителя нежностью, другой — хитростью, третий — обманом, а четвертый — просто капризом, истерикой, оголтелым упрямством. Во многих семьях нынешние дети, при неискушенности родителей, легко и часто добиваются своего. Такая ситуация нравственно бесплодна. Нравственного чувства нет ни в родителях, ни в детях. При любых способах общения между ними взрастет плод безнравственности, а плод нравственного будет потерян.

В качестве альтернативы настоящее правило предлагает родителям разрешить ребенку самому найтись как поступить. Вместо однозначного «Я не согласен» родитель говорит ребенку:

— Конечно, возможно. Только, ты знаешь, есть два варианта действия или же два результата, которые могут быть в твоем «хочу». Один результат такой: если пойдешь направо, будет такой результат, пойдешь налево — другой. Рассуди, каким образом ты хочешь двигаться.

Ребенку дается право нравственного рассуждения и чувства, потому что родитель понимает: даже если ребенок и выберет неправильное действие, то это будет поступок детский, а не поступок взрослого человека. Если человек не приобретет опыта делать неправильные поступки в детстве, и видеть их последствия, то, став взрослым, и сделав неправильный поступок, он попадает в очень жесткие социальные условия, при которых исправить ошибку будет чрезвычайно трудно…

Как же научить ребенка совершать правильные поступки? Например, мальчик просит купить велосипед.

— Нет, — говорит мама. — Велосипед очень дорого стоит, столько денег у нас нет, тебе и курточку надо купить и ботинки. А на велосипед надо накопить. Давай сначала накопим деньги, а затем купим.

Первый посыл мамы был «нет» на сегодня, на сейчас.

В то же время возможно другое. Мама говорит: — Ну что же, можно и купить. Давай только подумаем, как это мы сможем сделать. Первый вариант- мы можем сейчас все наши деньги, какие у нас есть, потратить на велосипед, сидеть без хлеба, а тебе придется еще три месяца ходить в рваных ботинках. Второй вариант — мы можем понемножку сейчас откладывать каждый месяц и месяца через четыре наберется сумма, которую мы потратим на велосипед.

Иногда ребенок выбирает первый вариант. Может сложиться сложная ситуация, тяжелая для матери и для семьи в целом. Но в детстве все время дано для того, чтобы обрести навык правильных поступков.

Научиться опытно отличать неправильные действия от правильных, научиться почитать взрослого и слушаться его — и есть одна из задач воспитания. Те родители, которые решаются на такой педагогический прием, поступают мудро.

Возможно, им придется посидеть месяц без хлеба, но зато с велосипедом… Ребенок прибегает домой, а хлеба нет, и не только хлеба. А мама говорит:

— Это ты так решил, мы поддержали, но это было твое решение.

Можно представить волнение ребенка и его переживание:

-А можно что-нибудь сделать с велосипедом, чтобы вернуть и восстановить деньги?

Эта сложная нравственная ситуация, должна бы решаться не с велосипедом, а гораздо раньше. Велосипед- это уже довольно далеко зашедшее желание ребенка. Ситуацию воспитания умения правильно поступать нужно начинать с младенчества, когда ребенок желает еще безобидно-малых вещей. И в этих малых безобидных вещах сразу склоняют ребенка к нравственной чуткости. Здесь может быть два или три варианта выхода из сложившейся ситуации.

Итак, не надо решать за ребенка! Пусть он, отвечая на вопросы, сам придет к решению. Желательно дать ему варианты решения, объясняя каждый (чем он плох и чем хорош), но выбор как поступить- пусть сделает он сам. Если он выбирает не то, что желает взрослый, следует выдержать педагогическую паузу. Ибо как поступать пусть будет его воля, формированию которой взрослый должен помочь, относясь к ней с уважением.

4. Оценивай результат действий, но не ребенка

Обсуждай достоинства и недостатки того, что ребенок сделал, но не достоинства и недостатки его самого. Оценку себя оставь самому ребенку.

Часто мы, видя в ребенке неправильные поступки и действия, отторгаем и его самого. Делаем мы это очень просто: мы говор им ему, что он глуп, ленив, некрасив. В этом случае всегда оценивается сам ребенок, его человеческие качества, причем, нередко так: «негодный», «нехороший», «немощный», «неумеха», «неряха» и т. д. Поэтому дети, непосредственно и прямо воспринимающие подобные слова родителей, начинают чувствовать себя таковыми. Когда же совсем.маленькие дети, до семи лет, слышат в свой адрес со стороны родителей одни обидные прозвища и клеймящие слова, они начинают воспринимать их как реальное обозначение себя. Как много они слышат и как много узнают про себя благодаря раздражительной реакции родителей, так запросто обвиняющих и клеймящих маленького беззащитного человека! Дети по своей природе всепрощающей любви прощают своих родителей и не принимают, казалось бы, этого в сердце. Но, мы знаем, что, к сожалению, на подсознательном уровне каждое слово родителей ребенок ловит и запечатлевает. Либо он приемлет эти слова, отождествляясь с ними, либо навстречу обзывательствам в нем пробуждается самолюбие. Оно либо уязвляется, либо ожесточается.

Не менее важен в этом смысле переходный возраст. В этот период подросток все запечатлевает, все впитывает в себя, он очень чувствителен к каждому слову и очень чутко переживает то, что услышал. Если запечатлел, что он «болван», то болваном себя и воспринимает. Он сам может этого и не осознавать, но по его действиям мы будем чувствовать, что он постоянно смущается, стесняется. И смущение это проявляется не в искренней чувствительности или понимании взрослых как более достойных или более знающих, а во внутреннем зажиме, в невозможности самостоятельного проявления, в страхе и ощущении себя несостоятельным. Если он не согласен с обзывательством «болван», он либо обидится, либо ожесточится. Редко кто из детей сможет кротостью оправдать взрослого или попросить прощение и поправиться.

5. Не говори, как не надо делать, скажи сразу, как надо

Если часто говорить ребенку, что он плохой, он не будет знать, что значит быть добрым и, сам того не замечая, будет становиться или оставаться злым или лукавым.

Если ребенок взялся что-то сделать, значит, в нем есть желание делать. Поддержи в нем это желание и затем подскажи или покажи, как сделать лучше. В то, как будет он делать, пока не обратится за помощью, не вмешивайся. Если же не знаешь сам, сознайся в этом и предложи поискать решение вместе. Пусть сеятель сеет зерна, а не плевелы. Что означают эти слова? Когда взрослые говорят ребенку как он плох или как он плохо что-либо делает, в его внутренней кладовой образов возникает образ не правильного действия, а совсем наоборот. Ребенок остается в неведении — что же такое «правильное»? Ведь родители не говорят, что это значит. Сеять зерна — это значит сеять правильное действие. А сеять плевелы — постоянно говорить о том, что плохо, указывать ребенку на то, что он плохой. Не говори:

— Ты не умеешь держать молоток. Надо вот так.

Скажи:

— Возьми молоток вот так. Трудно? И я не сразу привык. Попробуй и научишься.

Откуда у ребенка, никогда не державшего молотка в руке, взяться умению? Когда же мы добавляем: «не умеещь», это еще раз уличает ребенка в его неумении, но не направляет его на правду. Как же сказать? «Можно попробовать вот так». То есть мы сразу предлагаем правильный вариант действия, а затем поддерживаем и одновременно утешаем его тем, что и мы сами когда-то так учились. «И я не сразу привык. Попробуй и научишься». Последними фразами мы укрепляем в нем действие учения, т. е. не оставляем его в переживании себя немощного, неумелого, незнающего, а направляем сразу в деятельное изменение себя, в обретение нового умения, нового навыка. Не надо говорить:

— Разве от тебя можно было ожидать чего-то лучшего? Следует сказать:

— Ты старался, а у тебя не получилось. Знаешь почему?

Здесь также очень важно правильное педагогическое устроение души взрослого. Этими словами прежде всего закрепляется мысль, что ребенок старался, но у него не получилось. Но ребенок не оставляется в этом созерцании неудачи, сразу же начинается дополнительная работа по исправлению: «Знаешь, почему?».

Ответное действие ребенка взрослому — это не созерцание плохого через это внутреннее переживание себя в плохом, а размышление: «Почему так плохо получилось?». Ребенок, чтобы продолжить отношения со взрослым, должен подумать и ответить, почему так получилось. При этом в нем происходит активная, созидающая, преображающая работа души.

Еще пример:

— Ты привык на все слова огрызаться. Мы слышим в этих словах внутреннее раздражение, упрек, укор взрослого своему ребенку. Лучше сказать:

— Ты не согласен со мной. Почему?

Или:

— Ты не согласен со мной? Поступай как тебе кажется правильным, но свой результат сравни с тем, что предложил я. Не надо говорить:

— Ты невежа, идиот, балбес, дурак, бестолочь…

Скажи:

— У каждого человека может что-то не получаться. Но почему-то именно это жизнь и требует от него делать. Знаешь для чего? (Дождись ответа). Для того, чтобы научиться преодолевать себя, учиться терпению. Давай пробовать понемногу, не сразу.

Таким образом, мы всякий раз мы направляем внутреннюю жизнь ребенка в активное делание, созидание, искание причин неправды.

6. Помоги младшему в оценке самого себя

Подай ребенку пример правильных действий и спроси его, так ли он поступал. Приведи пример неправильных действий и спроси, видит ли он в своих поступках похожее.

В данном правиле мы сохраняем для ребенка возможность его собственной активности относительно самого себя. Нередко родители вместо этого клеймят детей. Они оценивают ребенка и требуют от него принять это «родительское внушение». Поскольку дети вынуждены терпеть своих родителей, они принимают родительские негативные установки относительно самих себя, и, таким образом, внутренне в этом закрепляются.

И наоборот: если родители имеют опыт исполнения этого правила, ребенок постоянно находится в преобразующей деятельности внутри самого себя, он над собой трудится. Родители дают материал для этого труда, дают те примеры, те образы, благодаря которым ребенок выходил бы на правильное действие, что-то бы отсекал, что-то бы принимал, чем-то поступался. Поэтому ребенку следует предлагать примеры правильных или неправильных действий и спрашивать его, видит ли он в своих поступках похожее.

7. Веди ребенка так, чтобы душа слышала прежде, чем рассудок

Педагогически неправильно расписать, что лес — это прекрасно, а затем повести в лес. Правильно — сначала повести в лес, подвести к тому, чтобы в ребенке родилось удивление лесом, а затем это удивление закрепить в сознании: «Теперь ты знаешь, что лес — это прекрасно».

В данном случае родитель ведет ребенка прежде всего в проживании, а уж затем прожитое чувство выводит в символ, в слово. И тогда слово как символ исполняется проживанием, исполняется тем, что ребенок пережил.

В противном случае получается следующее: ребенку дается слово, которое еще не пережито, но которое необходимо воспринять и как-то оживить для самого себя. Тогда ребенок начинает специально внутренне искать в своем опыте те переживания, которые более-менее ассоциативно подходят к новому слову. В результате, новые слова не оживляются опытом. Слово говорит о новых явлениях, с которыми, может быть, ребенок и не встречался, или же о таком качественном их использовании, с той качественной ступени, которая ребенком не была еще пережита. Поэтому словесное воспитание страдают тем, что опережающе задают ребенку ложные искаженные образы, формирующиеся в нем самом его прежним опытом, хотя направлены к действиям совершенно новым.

Воспитание через проживание дает ребенку прежде всего опытное переживание и затем уже просветительное слово наполняет, символизирует данный опыт, оформляет его в слово, дает время для осмысления или соединения просвещающего слова с пережитым. И только в этом случае происходит полнота и правда нравственного становления ребенка.

Увы, к сожалению, сегодня у нас все наоборот. Мы изначально произносим много слов о новых явлениях, затем эти явления преподаем в опыте, а действия осмысления при этом практически не задаем. Нам кажется, что оно должно произойти само.

В отдельных случаях оно так и происходит, в других — нет. Часть детей соединяет просвещающее слово с пережитым опытом. Но, увы, это слово или уже искажено: воспринятое не вполне соединяется с тем опытом, который ребенок переживает вслед за словом, либо это слово лежит параллельно с опытом, и опыт обозначается какими-то другими словами.

Мы видим, что в современном воспитании действие осмысления и самосознания вообще не налажено и практически не происходит. Пирамида правильного воспитания состоит из проживания, которое лежит в основании, ее середина- осмысление и самосознание, вершина- просвещение. Современное воспитание представляет собой перевернутую пирамиду, в которой по объему и по времени ведущее место занимает просвещение. Зыбкое, едва намеченное место дано осмыслению и совсем ничтожное отводится проживанию. В результате получается, что перевернутая пирамида лишена основания — проживания. Поэтому такую пирамиду довольно легко столкнуть. Только толкни ее одним словом — она падает на одну сторону, толкни другим — падает в другую. Более того, эти колебания содержания даже нравятся подросткам и юношеству. Отсюда любовь к дискуссиям при скудости поступка и жизни.

Сегодняшний ребенок не имеет внутреннего стержня, потому что в нем нет опыта проживания, его стержень лежит не в проживании, а в просвещении. А если точнее — даже не в просвещении, а в многознании различных явлений окружающего мира. Если такому ребенку к основным дать дополнительные новые знания, он легко увлекается этим новым, легко уклоняясь от прежнего. Он как будто ветром колеблемый, и не только в знаниях, но и в жизни.

Смысл правила в том, чтобы вести себя так, чтобы душа узнала прежде, чем рассудок, т. е. чтобы по проживанию ребенок узнал прежде, чем по просвещению, чтобы слово, обозначающее движение души, должно узнаваться младшим после того, как душа его испытывает это движение. Есть два ведения, которые ребенок может обретать. Одно, когда он обучается знаниям, другое, когда живет в благонравном укладе.

8. Не любезничай в помощи Будь прост в намерении помочь и строг к себе, помогающему

Иногда взрослые заискивают перед детьми, пытаясь заранее своей лаской заслужить их внимание, наперед зная, что придется свое чадо в чем-то обличать, выговаривать ему. Бывают случаи, когда родители для того, чтобы не потерять добрые отношения с ребенком начинают заискивать перед ним в разговоре. Вместо этого лучше спросить: «Как бы ты поступил: так или так?». Можно спросить и так: «Какой ты хочешь получить результат, этот или тот?». В случае заискивания — обилие угодничества, любезничания, во втором случае — простота отношений.

Настоящая помощь проста и простота ее сурова, ибо ждет точных и правдивых ответов. Поэтому и не задает промежуточных вопросов или вопросов, наводящих на правильный ответ. Помощь не наводит на ответ, не пытается как-то воздействовать на волю выбирающего. Она кристаллизует варианты выбора и заставляет выбирать: «Можно поступить так или так. Как ты поступишь?». Настоящая помощь настойчива и не останавливается, пока выбор не будет сделан.

9. Запрещение словам «Нет», «Не так», «Не то»

Не говори «нет», и не объясняй, почему то или иное плохо, не годится. Либо задай вопрос, требующий осмыслить плохое в плохом, либо сразу говори, как надо действовать. Не говори о негативе, предлагай сразу позитив.

В уничижительном отношении взрослых к детям, к сожалению, все происходит прямо наоборот. Родители довольно часто произносят слово «нет». Ребенок предполагает нечто, а родители внутренне это не принимают, сопротивляются, и это все выливается в короткое, н о емкое слово «нет». Все остальное, что бы родители ни говорили ребенку, теперь не имеет никакого значения, потому что все будет исходить из позиции «нет».

В подсознательном общении дети улавливают это «нет» и реагируют именно на него. Либо ребенок принимает это «нет» и отказывается от своей точки зрения, внимательно слушает, о чем говорит родитель, как аргументирует свое «нет», либо (что происходит чаще всего у большинства детей) это «нет», прозвучавшее в начале слова, сразу вызывает подсознательную ответную реакцию ребенка. В этом случае ребенок либо ощетинивается, либо сразу отключается от всего дальнейшего, начинает сопротивляться, защищая свою точку зрения, свое желание, свое решение.

Родителям очень важно слышать и четко улавливать, что происходит с ребенком после слова «нет». После слова «нет» ребенок чаще всего промолчит и останется при своем. Все остальное, что будет говорить родитель после слова «нет», не воспримется по содержанию.

Итак, не говори «нет» и не объясняй почему то или другое плохо или не годится. Как же поступать? Надо, во-первых, задать вопрос, требующий осмыслить плохое в плохом. В этом случае ребенок все свое внимание переключает не на слово «нет», а на внутреннюю работу сопоставления плохого и хорошего. Во-вторых, сказать как действовать — в этом случае ребенок по почитанию родителя или по любви к нему принимает сказанное взрослым и исполняет его.

10. Нельзя наказанием бороться с самим ребенком, пусть наказание приводит в порядок его душу

Если наказывать ребенка за неприятное нам свойство или проявления характера, они в нем не изживутся. При этом у ребенка может появиться страх. Чтобы исправить свойства или черты характера, нужно дать ребенку возможность жить ими, либо задав им правильное направление (обращение на других, не на себя и не для себя), либо примирившись с ними (при этом ребенок со временем сам станет изживать их). Ориентиром на правильное действие будет для него порядок, уклад дома, в котором он живет. Он должен видеть, что нарушение этого порядка всегда строго наказуемо. При этом одинаково наказуемы и дети, и взрослые, независимо от чина и возраста. При этом порядок в доме хранят и дети, и взрослые, а не только дети.

В отношениях между родителями и детьми наказание часто присутствует как внутренняя борьба родителя с неугодным, непослушным ребенком. Родитель сопротивляется этому непослушанию и подавляет ребенка. Его наказание- это подавление, унижение ребенка, и превращение его в раба, в слепого исполнителя родительской воли. Такое действие всегда рождается внутренним раздражением родителя, чувством досады. Кстати, оно рождается из чувства неприязни к ребенку, отвращения к нему за те неправильные действия, которые он совершает. В итоге наказание, рожденное из этого неправильного движения родительской души, является жестокостью, унижением своего чада. Если наказание словесно, то это будет обязательно унизительное, уничижительное слово, если наказание деятельное, то это обычно истязующее, достаточно жестокое действие.

К сожалению, немало родителей прибегают к наказанию как к крайнему выражению своего неудовольствия, своего раздражения, доведенного до гнева, аффекта, ярости, когда, сорвавшись, отец или мать хватает ремень или прут и начинает бить до тех пор, пока есть силы, или пока не получит всей полноты удовлетворения своей ярости, раздражения и гнева. В этом случае наказание становится не поддержанием порядка, а борьбой с ребенком. А в борьбе все средства вольно или невольно начинают быть хороши, человек перестает себя контролировать, для него становится центральной задачей подавить противника. Такие аффективные наказания не приносят никакой пользы, их обычное следствие — уничижение и слом ребенка.

Дети боятся таких действий со стороны родителей. В затравленной детской душе зарождается обман, дитя начинает заискивать перед своими родителями, любезничает, лицемерит. Но, со временем, обретая физическую или словесную силу, начинает давать отпор.

Наказание ребенка должно быть наказанием за поступок, чтобы при этом из ребенка выскочило желание подобных поступков. Наказывается неправильное действие. А правильное наоборот — удерживается, подкрепляется каким-либо положительным вознаграждением. Одновременно с этим наказание является восстановлением внутреннего порядка. Это значит верный внутренний выбор истинного или ложного, правды или неправды. В этом случае ребенку важно помочь превозмочь неправильные движения своего характера, которые рождаются от страстей, от прихотей, самочиния, своеволия. Все это и подвергается наказанию. Путем наказания движение Совести в ребенке обретает верх, становится жизнью. Пережив наказание как боль, как потерю общения с родителями, пережив их негативную реакцию на свое неправильное движение, ребенок переживает чувство вины, угрызения Совести. В то же время, исполнив сказанное родителями правильно, он получает поддержку родителей, сохраненное общение, и жизнь для него становится активным поддержанием внутреннего порядка.

11. Начал дело — будь в нем до конца, даже если другие ушли

Под делом в данном случае мы имеем в виду дело воспитания, то или иное событие, в которое мы вмешиваемся как воспитатели.

Если ребенок уходит от разговора с нами, это значит, что мы начали его неверно. Значит мы не нашли той минуты и не почувствовали того состояния детской души, в котором навстречу нам идет его собственная потребность в разговоре, в нашей помощи, в этом нашем движении к нему.

Воспитывать до конца - это значит научить ребенка правильно воспринимать и исполнять то или иное дело и посредством правильных поступков верно выстраивать свою жизнь.

Увидеть результат воспитания можно только по конкретным действиям ребенка. В деле воспитания детей взрослые должны быть рядом как садовники, поэтому воспитание должно быть бережным, должно учитывать собственную свободу ребенка. Нельзя насильственно внедрить что-либо в ребенка, как нельзя привить дереву не присущее ему. Это невозможно. Чуждое все равно высохнет. Плодом может быть только то, что сродно ему.

В деле воспитания важно увидеть, услышать, почувствовать, что несет в себе ребенок, и взращивать то, что в нем есть. Одно — может быть, с рождения, другое -всеянное в течение жизни, третье — уловленное, напечатленное самим ребенком… Может быть, взращивание этого посеянного и есть начало настоящего воспитания. Это видение сокровенного в ребенке в каждую минуту общения с ним — будь то общение мягкое, ласковое или будь то общение строгое, требовательное — обязывает взрослых не насаждать что-то чуждое, а взращивать то, что уже есть, тонко чувствовать, в каком слове и участии он нуждается на данный момент. Это может быть слово или утешение, поступок, действие или же какие-то вещи, книги, средства.

Закладывать доброе в ребенка нужно прежде всего поступками любви, ибо как растению требуется тепло и солнечный свет, так и ребенку требуется родительская любовь. Но как и растению необходимы и теплые условия дня, и прохладные, даже суровые условия ночи, так и в отношениях к ребенку родительская любовь должна быть разнообразной: в одни минуты — доброй и ласковой, в другие — строгой и требовательной.

Итак, начал дело — будь в нем до конца, даже если другие ушли. Этими другими может быть второй супруг, дедушка, бабушка. Пусть ничто не приводит родителя в отчаяние, пусть хватит его родительской любви быть в деле воспитания и преданности ребенку до конца.

12. Держи слово: не обещай напрасно, обещанное исполни

Правило это относится к неправде отношений с нашими детьми. Как часто мать в сердцах или отец в некотором раздражении бросает предупреждение о своем действии. Например: «Я тебе устрою…» (звучит конкретное действие-угроза). Но ребенок по каким-то причинам вновь повторяет то, что вызвало раздражение родителя. В большинстве случаев родители не имеют решимости исполнить то, что обещают: в сердцах или раздражении они бросают суровые предупреждения, которые вообще невозможно выполнить. Например, мать говорит: «Я выгоню тебя из дому!», отец: «Я отправлю тебя в колонию!». Ни то ни другое обещание ни мать ни отец выполнять, конечно, не собираются. Но все сказанное требует своего исполнения, даже если оно сказано в сердцах, ибо зачем оно тогда было сказано?

Ребенок, буквально восприняв родительские слова, попадая первый раз в провинность, переживает не только трепетный страх, но и надежду на неисполнение обещанного. В ребенке уживаются два чувства. Одно — это надежда на милость родительскую, другое- это дерзновенное сопротивление родителям: не исполните! Раздвоенное состояние детской души одинаково неполезно ни первому движению- надежде, ни второму -дерзости. И поэтому ненужно, неполезно, нехорошо экспериментировать, срываясь на ребенке, обещать то, что заранее не может быть выполнено.

В других случаях мы ставим ребенку условие и обещаем при выполнении его какое-то вознаграждение. И вот ребенок наши условия выполнил, а награды нет. И тогда наступает еще одна большая неправда в отношениях, при которых теряется авторитет родителя, теряется внутреннее почитание его по любви. Ведь ребенок может исполнить родительскую просьбу-волю или по любви, или по обещанному вознаграждению. Причем дети довольно часто, даже в случаях вознаграждения, исполняют наши условия больше по любви, хотя и награда имеет некоторое значение. И там, где по любви ребенку недостает сил, там вознаграждение помогает в этом укрепиться. Но когда взрослые не исполняют обещанного, это ударяет по любви ребенка. В этом случае движение любви к родителям, которое держало и хранило детскую обращенность в исполнении задания, прерывается, и вместо него остается одна заинтересованность — вознаграждение. Так рвутся очень тонкие и очень хрупкие нити отношений с сыном или дочерью.

Держать слово значит исполнить сказанное. Здесь речь идет о простоте исполнения того, что обещано, ибо ребенок прост в общении со взрослыми и по своей детской простоте слово обещанного воспринимается им так, как оно было произнесено. Нередко родители, не желая исполнить своего обещания, либо каким-то образом уменьшить обещанное вознаграждение, начинают как-то выкручиваться из ситуации, пытаются исполнить свое слово каким-то иным образом, подменяя одно вознаграждение другим, исполнение одного обещания — исполнением другого. Но для ребенка держать слово — это значит исполнить именно то, что было обещано, а вовсе не подмененное, не искаженное. В этой неискажаемости, простоте исполнения того, что было сказано, и заключается для ребенка понимание того, что называется «держать слово».