15503 Дактилоскопия (продолжение 4)

Батюшка, благословите! Меня интересует является ли процедура дактелоскопии грехом? Меня на работе заставили сдать отпечатки пальцев, это было обязательным для всех сотрудников нашей компании. И еще, для прохождения предрейсовый медицинских осмотров всех сотрудников, в медицинском кабинете установили аппараты на которых все проходят медосмотр(там считывается сетчатка глаза, пульс, давление и др параметры.

Отвечает протоиерей Анатолий Гармаев:


Видение Григория.

В Церкви есть документ по своему значению стоящий в непосредственной близости к Откровению Иоанна Богослова. Это Видение Григория, ученика святого Василия Нового Цареградского. Приведу важнейшие выдержки из этого документа. («Страшный суд Божий». М. 1994 г.)

«Вот Я прежде вам говорю, а тебе, Григорие, показал и открыл всё, что будет на Моём Суде. Я ничего не скрыл от вас из того, что может доставить вам пользу душевную». (стр. 72).

«Я, Григорий, записал всё по порядку, наставляемый и научаемый Богом. Умоляю всех отцев, и братий, и сестер, да никто же из вас не неверует, и никто же не соблазнится, да никто не усомнится, прочитывая это чудное откровение, думая, что грешному человеку и недостойному мужу не могут быть открыты сии сокровенные тайны, которые от начала мира никто от великих святых не сподобился видеть». (стр. 74).

«Вот Я (Бог) отворю вам Чертог Мой Небесный, и настанет пир веры и брак Агнца — Сына Божия — со Святою Церковью, которую Я искупил из народов, племён и языков. Но горе вечное горе, кто не пасёт врученное ему стадо.

Вот Я напоминаю вам сим откровением, да не ради невежества (чтобы умножить знания), но ради таинств, сокровенного от века (т. е. ради церковного уклада, который имеет три состава: чаяние жизни будущего века, таинство жизни и благодатный лад).

Но кто вознерадит о спасении своём и врученном стаде, тот подвергнется вечному осуждению. Если кто обольстится земными прелестями богатства, почестей мира и наслаждением плотским и суетой скоро преходящей (которую люди скрывают под церковным послушанием), славой человеческой, взыщу погибшие души от рук их и сугубому подвергну их осуждению и казни. Скажи это и в монастырях живущим.

Да никто же обленится, да никто же отчаивается! Спешите, спешите скорее, пока врата Иерусалима Небесного не затворены суть. Если кто приидет чист и непорочен, истинен, исправится покаянием ко грядущему Моему Второму Пришествию, прииму их в вечное Мое Царство.

Оставьте земные и обманчивые блага. Приимите истинное благо, неотъемлемое и негибнущее. Но только омойтесь слезами покаяния и сотрите нечистоту греховную сокрушением сердечным. Я открыл вам путь к Древу Жизни, поразил Крестом Моим злохитрую главу сатаны, нанесши неисцелимую рану. Умерщвлённых грехом — воскресил, ослеплённых умом — просветил. Вы были ожесточёнными врагами Моими, а Я Кровь Мою пречистую для вашего спасения на Кресте среди невыносимых тяжких мук пролил.

Благодать Моя открыта созданию Моему. Особенно верующим во Имя Мое. По смерти уже не место милосердию Моему, а время правосудия — награды или осуждения. Что хотите избирайте себе — жизнь вечную, Царство Небесное, вечный покой, вечную радость; или — вечную смерть, вечное мучение и вечный невместимый мрак и тесноту». (стр. 70–72).

«Но знай, Григорие, миролюбцы (люди мира сего) скажут тебе: неужели ты больше Петра и Павла, святых пророков, святых отцов и вселенских учителей, если те не сподобились увидеть такие тайны. И другим образом будут уничижать и укорять тебя и написанное тобою баснями будут называть. Но ты не обращай на них внимания. Знай, что через них будет противодействовать отец лжи — сатана — открываемой истине. Ты постарайся всем и каждому рассказать сие откровение. Передай всем верующим во Второе Мое Пришествие». (стр. 68).

«Я по своей безмерной благости и милосердию хочу, чтобы весь род человеческий был спасён от вечной погибели. Но горе вечное будет тем, кто не поверит сему откровению. Не допускайте тени сомнения в правости сего откровения. (Почти невозможная просьба Господа для людей нашего времени внешних и особенно средних). Если кто преткнётся о камень неверия, тот безответен будет на Страшном Моём Суде. Чьи имена написаны в книге жизни, те с радостью поверят сему откровению в простоте сердца своего. (Здесь подсказка для средних и особенно внешних людей, которые будут в недоумении и волнении, что же им делать. Ищите простецов, о которых здесь сказано, и будьте с ними, делая христианскую жизнь так, как они живут.). Простые люди постараются списать, тщательно, усердно его прочитать, и стараться будут свою жизнь исправить, и обогатиться всякой добродетелью, и прочих научат пути добродетельному своим примером и словом назидания.

Но те, кто всем сердцем привязан к суете земной, ум и сердце коих помрачены греховными помышлениями, у них царствует в сердце плотская похоть очей и гордость житейская, те, кто погасил в себе светильники веры, тем невероятными покажутся слова откровения сего. И не только не поверят, но и посмеются над сим откровением». (стр. 67–68).

(Святитель Феофан Затворник, раскрывая строй падшего естества в людях внешних, средних и внутренних нравственных, но обольщённых собой, называет греховные покровы сердца, которыми помрачены эти люди. Их, говорит он, три уровня покровов. Первый, внешний — преобладание плоти. Второй, ниже его, особенно держит людей средних — рассеянность (из-за разнообразия дарований и талантов) и многозаботливость (таковы все деятельные натуры и душевно неугомонные, они озабочены близкими и ближними). Третий, самый глубокий и ближайший к сердцу покров, о котором не подозревает большинство внутренне-нравственных и вполне хороших людей, составлен из самообольщения, нечувствия (благодати)и безпечности (ко своему спасению). Грех и порождающие их страсти, пишет святитель, скрывают себя многими этими покровами. Все вместе они — один из составов падшего естества. Через них человеку внешнему, среднему и внутреннему нравственному, но обольщённому, (а это и есть почти весь состав современных людей, среди них подавляющее большинство — это внешние и средние люди) всем им свойственно отлагательство, подвижничества, даже в малых его видах, потакание своему обмирщению и навык самооправдания. — Путь ко спасению, стр. 105, 107). При том, что будучи перехвачены греховными покровами, они иной жизни, без покровов, не знают. В том числе это множество из числа современного монашества).

Но продолжим откровение святого Григория.

«Тебе, Григорие, сказываю, кто неправо верует (в наше время это экуменизм и глобализм) и отделяется от основанной Святой православной Церкви (самостийные или стихийные убегания из Церкви, незнание, что Церковь-организм не может быть без Церкви-организации, из этого незнания произошли серьёзные искушения, вылившиеся в непоминание патриарха). Повторим, кто неправо верует и отделяется от Церкви — тот хотя бы совершил сверхчеловеческие подвиги и посты, милостыни, изнурения плоти, а не входит дверями (личным покаянием и крестоношением) (стр. 65). (Из-за апостасийного сегодняшнего состояния он не входит) Моей Святой Церкви — тот вор и разбойник».

И ещё, не уставая, раскрывает Господь, что значит «дверями входить в Церковь». «Вы, избранные Мои, (т. е. входящие дверями)гнушались суетной славы человеческой, считали себя землёй и пеплом и оплакивали своё недостоинство. Находясь на высоте нравственного совершенства, пребывали в страхе Божием. Проповедуя мёртвым грехом воскресение, перенесли безчисленные оскорбления, пытки, мучения жестокие, гонения. Ведали плач и рыдание, в стране изгнания не обольстились суетой мирской и сладостями греховных удовольствий плоти, умерщвляемы были весь день и вменились, яко овцы на заклание. (стр. 55). Теперь вы, избранные, — пшеница — собраны в небесную житницу наслаждаться вечными благами за кратковременные труды (земной жизни), и подвиги, и злострадания. Уготовано вам Царство Небесное от сложения мира» (стр. 57).

«И открыл Господь страшные тайны Своего Присносущия всем избранным Своим. Тотчас все уразумели всю сокровенную мудрость непостижимого учения». (стр. 60). Многие подробности раскрывает видение Григория о участи разных составов людей. Мы же приведём здесь лишь некоторые, имеющие отношение к нашим временам.

О некрещённых младенцах.

«Вот Господь на Страшном Суде повелел отделить от левой стороны слепых, но ходивших по мановению Божию. На них не было ни печати зла, ни печати добра. Господь посмотрел на них и сжалился с кротостию. На родителей же их грозное обратил внимание, осуждая их, что не постарались просветить их Святым Крещением. И повелел даровать им место покойное, на полудне, несколько причастное наслаждению вечной жизни, но чтобы они не видели лице Божие. Это были некрещёные младенцы» (стр. 42). (Т. е. умершие некрещёными).

Об иноках и простых мирянах.

«Затем грозные ангелы схватили и привлекли пред Судилище Христово полк иноков и простецов из христиан (миряне). Одежды их были мрачны, как ночная мгла, лица их временами помрачались, временами просвещались, от правых рук капало чистое молоко, как золото, от левых — вонючая смола. Посмотрел на них Господь, отвратил лице Свое от них. Ангелы грозные повели их на вечную муку.

Внезапно сошла Отроковица с высоты небесной, стала просить Господа за отводимых в муку. (По-видимому, они в земной своей жизни чтили праздники Пресвятой Богородицы).

Господь внял Её прошению и даровал помилование ради Её ходатайства. И возвратили Ангелы весь полк пред лице Христово.

И сказал им Судия: «Ради милостыни вашей, огня вечного избавлю вас, но ради блуда и прочих нечистот и страстей — Царства Моего не узрите и блаженства Моего не наследуете. Так как вы осквернили одежду невинности, святости и чистоты, полученную во Святом Крещении». Повелел им дать место на севере». (стр. 40–41).

О монахах.

«Затем Ангелы схватили полк весьма великий в иноческом одеянии (монахов) и привлекли пред Судилище Христово. Лица их мрачны, как сажа. Светильники их издавали дым смердящий. Неряшливость, непокорливость, одолели их страсти и осквернения, своих страстей и похоти они не уничтожили. Господь сказал им: «Отойдите от Меня в муку вечную. Ради чревоугодия, плотоугодия (т. е. удобств монастырской жизни, в последние времена враг особенно щедро наполнит многоразличными удобствами монашескую жизнь) вы добровольно отреклись от Меня во временной жизни». Они же начали со слезами умолять Господа: „Помилуй нас. Мы Тебя Единого знали, Тебе Единому служили день и ночь и Твоим именем бесов изгоняли, и Твоим именем знамений много сотворили“.

И как гром послышался грозный глас: „Отойдите, проклятые, в огнь вечный, так как не послушались гласа Моего, и Я вас не послушаю“. („Проклятые“ — это люди, внутренне нечестивые и в этом нечестии согласившиеся между собою и через то сдержавшиеся и друг друга поддерживающие в нечестивых обычаях, проникающих во все сферы монашеской жизни, угодничающих снизу вверх перед должностями и потакающих сверху вниз тем, кто горазд в доносительстве, сплетнях, слухах, пересуживающих между собою друг друга; „не послушались гласа Моего“ — это не внимавшие евангельскому слову, особенно апостольским посланиям и совсем не знающие „Деяний апостольских“, никогда не читавшие эту книгу ради подражания характеру первых христиан и укладу их жизни. Все такие называются проклятыми).

Водивший меня Ангел сказал: Пред кончиной века монашеский чин почти весь пойдёт в погибель, потому что мало спасающихся, мало возлюбивших труд, злострадание и смирение. Пред кончиной мира начнётся царство сатанинское, со страстями и похотями плоти, обольщениями, удовольствиями всякими, обманом и хитростями; (это и есть в их поведении видимые идентификаторы людей этого царства). Сатана многих привлечёт к себе, наипаче таковых, которые ради Бога нищету, злострадание, смирение, плач не возлюбили, а потому легко поверят прелести антихристовой, отвергшись от Христа, навеки погибнут».

Не возлюбили», потому что признаки собственно монашества, здесь перечисленные, заменят и в наше время, похоже, уже повсюду заменили одним, так называемым послушанием. Под ним они имеют ввиду самые разные дела, поручения, служения, которых всегда много в любом, даже малом, монастырском хозяйстве, не говоря уже о ежедневных богослужениях. Этими хлопотами устраивается вполне удобная и всем обеспеченная земная монашеская жизнь. Порой устроенная по лучшим стандартам евроуровня.

Задолго до наших дней святитель Игнатий (Брянчанинов) писал уже о своём времени (в 19-м веке): «Ныне во многом люди дерзнули в установления Святого Духа ввести свои установления. По этой причине сделались установления небесные земными, духовные плотскими, святые греховными, мудрые нелепыми. И не видят начала, из которого текут бедствия: потому что смотрят при свете собственного падшего разума, а не при свете Божием». (письма, № 58. т. 4 стр. 535). Начитанное и тем более учёное современное монашество будет возражать этим словам, и даже сами эти слова будет применять для возражения. Святитель Феофан Затворник называет это умовым подвижничеством. Когда религиозные знания принимают за саму религиозность, и даже за духовную жизнь, А того, что, выдавая знания, в это же время возражают, и спорят, того не видят. Того, что всё попечение во время учёных возражений имеют только о том, чтобы настоять на своём и своё донести — это видят и знают, а что от Духа Святого в это время далеко отстоят, о том не скорбят и не думают даже о том.

Если у людей Церкви послушание исполнялось ради стяжания Святого Духа, а отсюда и все внутренние чувства и расположения, которыми послушник входит в отношения с Ним, то теперь целью его послушания стал видимый и вещественный результат, которого он добивается в деле, поручении и служении. Здесь не нужны духовные делания, здесь нужны знания, умения, профессионализм и опыт. О том и все попечения у него самого и у его начальников.

«Легко поверят прелести антихристовой». О чём здесь речь? Первая ложь рождает вторую. Если послушание, сопровождаемое духовными деланиями, подменилось внешним подчинением старшим по монастырю, тогда неизбежна ложь вторая. По всей вертикали церковной власти начнут спускаться одна за другой требования, через которые будет происходить слияние Церкви и государства в некое единое учреждение. Чтобы это произошло без серьёзных волнений в Церкви, нужно будет прежде образовать новое в своей природе монашество. Для этого потребуют от всех, кто стоит при должности, звании и сане, получить духовное образование. Так в монастырь войдёт умовое подвижничество. Для умовых подвижников послушание имеет только одну форму — подчинение церковной дисциплине. Здесь духовное делание не нужно. О нём и вспоминать не будут. В итоге монахи и монахини начнут принимать за норму с одной стороны весь комфорт и богатое, если не сказать великолепное обеспечение монашеской повседневности, наездами духа обеспеченную дисциплину, а затем — это с другой стороны — все постепенно внедряемые атрибуты принадлежности государству и государственной системе. А это разные виды видимой идентификации. «Ничего не поделаешь — церковная дисциплина. Мы дали обет послушания» — будут говорить они друг другу, тем ввергая себя и друг друга в смертоносное царство антихриста. И не подозревая, что давно уже, а может быть и с самого поступления в монастырь заменили послушание вере, совести и Святому Духу на дисциплинарное послушание старшим монастыря и священноначалию. Но не замена должна быть, а вложение. Когда дисциплинарное послушание влагается в послушание Святому Духу исполняемые верой и совестью. К слову сказать: в древние времена, а на Афоне это и поныне есть — священноначалие не вмешивалось в сокровенные тайны духовного послушания монастырей, тем более скитов.

Увы, те, кто произвёл такую подмену послушания, и твёрдо будут стоять на своём, будут враждебно относиться к верным Христу и Святому Духу инокам и монахам. Последние вынуждены будут покинуть монастыри. Тем быстрее они будут уходить, чем строже и насильственнее будут вводиться идентификаторы глобальной цивилизации. Поэтому слова, что монашество последних времён почти всё поклонится антихристу, относится к тем, кто останется в монастырях. Слово «почти» означает, что поклонение это не коснётся тех, кто заблаговременно из монастырей уйдёт. Увы, их будет немного.

Об этом и святитель Игнатий пишет всё в том же 58-м письме: «Очень мало число их. Лишь некоторые избранники слышат голос истинного Пастыря, Господа нашего Иисуса Христа. На этот голос идут они, пробиваясь с величайшим усилием и трудом, сквозь густую толпу, их окружающую. Эти избранники отдают справедливость на земле небесной правде. И Господь ободряет их: „Не бойся, малое стадо, яко благоизволил Отец вам дати Царство“. (4 том. Стр. 536). Это значит: не бойся погублять душу свою в веке сем, чтобы приобрести её для вечности через оживление Духом. Потому (в гонениях и пытках, в голодной и холодной смерти) пребудем в верности Святому Духу». (там же, стр. 39–40).

Внешний и средний человек, каковые в известном числе посвящают в наше время свою жизнь монашеству, почти все опытно не знают слов Евангелия — «благоизволил Отец вам дати Царство». Опытно, значит чаянием жизни вечной и из этого чаяния следования заповедям блаженств. Не об этом и не для этого сегодня люди увы, живут в монастырях.

В 2011 году в Россию на месяц приехал из Америки схиархимандрит Иоаким (Пар). Посетил целый ряд монастырей. В Оптиной Пустыни встретился с монахами Иоанно-Предтеченского скита. «Сюда я приехал послушать вас. Но я опять проговорил несколько часов, отвечая на такие же вопросы, какие задавали мне во всех предыдущих монастырях (мужских и женских)». Из этого отец Иоаким делает вывод: «Разница между вашими и нашими монахами в Америке не в поведении. В вере. Монахи в Америке — это „Блаженны не видевшие и уверовавшие“ (Ин. 20,29). А вы, здесь, окружённые святыми местами, со множеством святых мощей, по-прежнему испытываете сомнения в вере и продолжаете грешить. Вы не занимаетесь покаянием! Покаяние — это радикальное изменение направления жизни человека. Шли на север, а развернулись на юг. Сейчас жизнь ваша следует в направлении самого себя, в то время как должна она следовать туда, где Бог.

Не ищите, чтобы кто-то служил вам… Разделяйте страдания друг друга. Это единственный данный нам шанс: любить друг друга в Боге, каждого, без исключения, непрестанно. Бог приходит к нам посредством нашей любви». В одном из женских монастырей он говорил: «Я молюсь, чтобы Бог никогда не дал вам того, что вы у Него просите, но дал то, в чём вы нуждаетесь, и чего знать не можете, потому что знает то Бог». (Беседы на Русской земле, С-Петербург, 2013 г. стр. 6–7, 16–18).

И так — целая книга. Да не одна. Я знаю их две. Вот только мало что произошло в людях после того, как эти беседы прозвучали в разных монастырях, и после того как эти книги вышли. Зато в интернете появилась грязная сплетня про схиархимандрита Иоакима. И немало людей, из тех, кто внутренне напрягся, слушая эти кроткие, ясные, но обличительные беседы, с каким-то облегчённым вздохом на сердце приняли её и стали передавать друг другу. Как будто это была для них самая важная в их жизни новость. Увы, в нашем российском мире с приездом о. Иоакима (Пар) ничего не изменилось.

И всё же, почему монахи последних времён останутся в монастырях? Потому, что это будут и есть внешние и средние люди. Такие люди мир и устроенность своей жизни находят: внешние — в том, что всё в монастыре организовано, поставлено в дисциплину или распорядок, средние — в том, что даётся им возможность реализоваться в творческих, душевных занятиях, таких, как иконопись, хозяйство, пошивочная, кулинарная на продажу, издательская и т. д. Все эти люди связаны с монастырём разными обязательствами и обетами. Последнее то и другое будет для них важнее, чем известия об угрожающей им опасности за гробом. Внешний человек, закреплённый в своём сознании разными установками, в том числе и свято-отеческими, но поставленными в его голове в ранг установок, в этих установках и обязательствах чтит сам себя. Установочное сознание — это есть самосознание, закреплённое почитанием собственных установок, у одних закреплённое в гордости, у других в честолюбии, у третьих — в тщеславии. Он себе самому не изменит и через себя самого не переступит. Такой человек в опыте не знает, что такое, когда меняется естества чин. В себе самом он сам не позволит никакой перемены.

Для его самоугодия как-то удобнее и надёжнее не выходить из утроенной жизнимонастыря. И ради этого он, «имея уши слышать, не будет слышать», «имея очи, не будет видеть», имея ноги, никуда не пойдёт. Больше того, такие люди между собою ещё и консенсус составят. То есть собьются в группу, в кучку, в «совет нечестивых». «Потому что не знают, — говорит Господь, — Пославшего Меня» (Ин. 15,21). И «мир потому не знает (учеников Христовых), что не познал Его (Отца)». (1 Ин. 3,1). «Они от мира (т. е. живут земным), потому и говорят по-мирски (т. е. доводы у них мирские, всё за земную жизнь), и мир слушает их. По этому и узнаем духа заблуждения». (1 Ин. 4,5–6). Правда, из тех, кто уйдёт из монастыря, тоже не все поступят верно. Будут среди них те, кто убежав не найдут спасения. Одни по самоугодию уйдут, потому, что в монастыре не по его нраву что-то будет происходить, не в угоду ему окружат его характеры старших монастыря и братьев или сестёр вокруг него, или однообразие распорядка станет невыносимым.

Другие убегут по самолюбию, всё начнёт их раздражать, все будут для него дурными и всё станет, по их словам, дурдомом.

А третьи убегут, влекомые миром и собственными узами мира, лежащими на их духе. Унесёт их из монастыря один из вражиих духов-либо дух мира, либо дух времени, или дух лести, обмана.

Три духа вражия различаются так: дух мира — увлечение богатством, властью, славой; дух времени — прогресс, творчество, отдых, сегодня имеющий беспрецедентные размеры и богатство разнообразия; дух лести, — экуменизм, глобализм, толерантность. Последние три суть духи царства антихриста.)

О согрешивших от священнического чина и простом народе.

«Потом святые Ангелы схватили великое полчище грешников, среди них были епископы, священники, диаконы и притч церковный, и прочие люди, мужчины и женщины, отроки и отроковицы. Лица их испачканы гноем. От тела и рук их выступала мерзкая нечистота. Господь грозно на них посмотрел и сказал: «О, род развращённый и прелюбодейный, за минутное наслаждение будете вечно пить чашу горести. На земле вы разжигались похотию плоти.

Отойдите от Меня, окаянные, проклятые, нечистые, в муку вечную. Если бы вы покаялись и слезами омыли свои скверные похоти, пожив в целомудрии и чистоте, могли бы получить прощение и помилование».

Ангелы низвергнули их в бездну огня неугасимого. Они со страшными воплями и проклятиями погружались в море огненное». (стр. 38–39).

(Великое множество — это почти весь состав нынешних церковных людей!.. То есть мы все с вами. Окаянные, проклятые, нечистые. Окаянные, то есть утратившие способность к покаянию. И это речь о церковных людях. Образованных, начитанных о православии, знающих церковные учения. Интеллектуально развитые, наученные или от природы умеющие на всё составлять свой взгляд, своё мнение. Всякую ответную фразу начинающие словечком «нет». Сначала «нет», а потом говорим то, что хотели сказать. «Нет» означает, что для нас собеседник не существует. Он есть лишь повод для моей самореализации Этим «нет» очищаем в своём сознании место от собеседника, чтобы себя водрузить перед ним и самому сказать. Перед словами о добром добавляющие словечко «как бы». Тем всё доброе и даже святое поставляя в разряд не существующего, или «как бы» существующего. Всё о грехах и страстях знающие. А покаяние утратившие.

Покаяние есть результат вышеестественной, благодатной веры и живой совести. То и другое не во внешнем человеке заквашивается, а во внутреннем нравственном. Но не по причине природной способности к покаянию, а по действию свыше Святого Духа или как милостивая помощь Его, Святого Духа, человеку, после грехопадения искренне жаждущего примирения с Господом.

Стало быть не во внешнем человеке нужно искать покаяние, а во внутреннем нравственном.

Значит, окаянные — это те, кто не хотят возвращения к внутреннему нравственному, не хотят, не умеют, хуже того, вполне довольны своею жизнью во внешнем человеке.

То же и средние люди. Больше, чем внешние исполненные жизнелюбия, поглощённые деятельной творческой жизнью, имеющие множество различных душевных дарований, выдающиеся артисты не только в театре, кино, но и в жизни. При такой насыщенности душевных движений могут и непроизвольного покаяния сподобиться. К одному только не будут способны. К переходу от среднего человека к внутреннему нравственному. Потому что при переходе всё, что они имеют как дарования среднего человека, утратит своё жизненное значение, погаснет в них, или потеряется. Современные средние люди, находясь в центре душевного внимания родных и близких или в зените славы как творчески одарённые люди в среде своего окружения, не могут пойти на такие утраты, не могут отвергнуться себя. Поэтому невозможно для них покаяние. И верно говорится в Откровении: «Неправедный пусть ещё делает неправду» (Откр. 22,11).

Другое свойство отвергнутых епископов, священников, диаконов, мирян разного рода — проклятые.

Это нечестивые согласившиеся между собою в этом нечестии. Кратко — совет нечестивых. Это миряне, которые не хотят долгих служб по уставу и клир, благословлённый епископами службы сокращать. Это семинаристы духовных семинарий и священники-учащиеся заочных отделений, которые вместо трудов по освоению учебного предмета соглашаются между собою собрать сумму денег, чтобы оплатить оценки и преподаватели, которые согласны за деньги поставить всем оценки, какие кто хочет. Это повсеместно распространяющаяся общая исповедь вместо частной. Это неостанавливающиеся разговоры в алтаре во время богослужения. Когда в храме алтарь живёт своей жизнью, нередко совсем далёкой от богослужения, клирос — своей, молящиеся в храме — своей. Это дети с пылу и с жару беготни вокруг храма или младенцы прямо с трамвая подбегающие и подносимые к причастию без всякой подготовки и без освящения богослужением. Это крещение с минимальными усилиями и формальной подготовкой к таинству, а в итоге тысячи людей после крещения не имеющие сил ходить на службы и больше не появляющиеся в храмах. Это и множество тех, кто наполняет храмы, но без каких-либо перемен в греховной повседневной жизни. Все порознь и вместе названы этим ужасным словом, фактически означающем их вечную участь.

Наконец, третья характеристика отвергнутых — нечистые. На каждом богослужении провозглашается прошение, чтобы нам жить в «благочестии и чистоте»

В благочестии, т. е. при исполнении всех видимых святых действий Церкви — поста, молитвы, богослужений, таинств, иметь жизнь в страхе Божием, с искренним желанием и стремлением исполнять заповеди Божии, и реально их исполнять. В чистоте, значит быть такими, кто «омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца, и Сидящий на престоле будет обитать в них» (Откр. 7, 14–15) Вместо такой чистоты отвергнутые ходят в нечистоте. Но они скажут потом: мы же постоянно причащались. Да, но не в усвоение причастия, не в исполнение заповедей и не в непостыдное житие, в котором имя Христа не постыжалось бы, чтобы «веруя, имели жизнь во имя Его» (Ин. 20,31), но напротив — имели жизнь в суд и осуждение, когда «носишь имя, будто жив, но ты мёртв» (Откр. 3,1). Это о тех, кто утратил способность приходить к внутреннему духовному человеку. И причастие их было втуне (впустую).)

Делающие всякую неправду.

Затем схватили Ангелы великое полчище — это те, кто непримиримо враждовали друг на друга, льстя друг другу. О, как безумны и несчастны те люди, которые не хотят всё прощать и прощением обид стяжать Царствие Небесное.

Господь грозно посмотрел на обидчиков, мстителей, злоречивых, пьяниц и чревоугодников — и святые Ангелы низринули их в бездну бушующего пламени. (стр. 38).

Та же участь постигла гневливых, раздражительных и злопамятных; лжецов, воров, самоубийц, любителей нечистых, скверных осуждающих друг друга бесед, блудников, прелюбодеев, развратителей рода человеческого, предтечей антихристовых, приуготавливающих ему путь нечестия, неутверждённых христиан, доведённых ими до отступничества. Всех их Ангелы низвергли в бездну огненную.

Далее выпишем о тех, кого Господь поставил справа на Страшном суде, т. е. оправдал.

Мужи и жёны честные и непорочные.

Лица их были как цвет розы, одежды — как снег из цветков прекрасных.

Это мужи и жёны, честно жившие в супружестве. Усердно посещали храмы Божии (усердно, значит от искреннего сердца), усердно молились Богу и делали дела милосердия. Усердно прославляли имя Божие во псалмах духовных. (Это те, о которых апостол Пётр говорит о жёнах: «Да будет украшением вашим сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом. (Не пред мужем, — пред Богом)», о мужьях: «обращайтесь благоразумно с жёнами, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни» (1 Петр. 3, 3–4, 7). И о родителях Священное Писание даёт благословение: «Венец стариков — сыновья сыновей». (Пр. 17,6). Речь здесь не о внуках, а о тех сыновьях, которые в родовой лестнице восхождения из поколения к поколению к Богу войдут в каком-то из них в Царствие Небесное. В них оправдывается перед Богом родительство «стариков», венчаются «три меры муки» — задел святости, верноподданничества и патриархальности — в которые заквасились дети в семье своих родителей. И эта закваска преобразила другие три меры муки (отца, мать, ребёнка) до того, что «вскисло всё» (Мф. 13,33). «Царство Небесное, — говорит Господь, -уподоблю той закваске»).

Изгнанные за правду.

Приидите, верные Мои последователи и ученики. Вас мир лукавый и прелюбодейный ненавидел, гнал и преследовал невинно, за Меня вас поносили и осмеивали, безчестили, чернили ваше доброе имя, и всё за то, что вы исповедовали безбоязненно Мое имя, презрев человекоугодничество, лукавство и лесть. Возрадуйтесь, други, и возвеселитесь в вечной радости успокоения. («Чернили ваше доброе имя за то, что вы исповедовали безбоязненно Моё имя». Исповедовали, т. е. имели поступки, характер и образ жизни, в которых узнавали вас как христиан. Исповедовали, т. е. в обстоятельствах жизни оставались верными заповедям Господним, заветам святых отцов, наставлениям руководителей в нравственной и духовной жизни. Исповедовали, т. е. были людьми не внешними, которые живут знаниями церковных учений и знаниями обрядов и обычаев Церкви, и не людьми средними, которые живут творчеством и душевной памятью о Христе и церковной жизни, душевным отражением ее, но были людьми внутренними религиозными, нравственно-трудовыми, т. е. теми, кто имеет начальный истинный слух к слову Божию, чтобы назидаться им ко спасению. Кто внутренно таков, каким хочет видеть его Бог. Тот имя Христа и образ Божий в себе не постыжает).

Угодившие Богу, не зная закона.

Ещё пришел собор малый с сияющими лицами — это мужи и жёны всех родов и племён, исполнявшие Закон, не зная его, и чтившие Единого Бога, целомудрием и милостию угодившие Богу. Господь сподобил их неизреченной небесной радости.

Исповедники святой веры.

По повелению Божию подошёл полк святых мужей и жён, сияющих славою небесною — это исповедники Христовы. Господь милостивым взором обласкал их, и они в радости вошли во святый град.

Настало Царство Славы и Вечное Блаженство — настала Вечная Пасха — Осьмой Нескончаемый День! (Исповедники Христовы — опять из числа простых мирян, святые мужья и жёны. О них в Евангелии говорится следующее: «Пошлёт Сын Человеческий Ангелов своих и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную. Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их». (Мф. 13, 41–43).

Они праведники, потому что не пошли за соблазнами и среди делающих беззаконие остались верными совести, вере и добродетелям. «В Царстве Отца их», т. е. делаются сынами Божиими во Христе, как старшем брате у одного Отца Небесного («братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его» — Лк. 8, 21). Сынами, а значит народом Божиим, который на земле имеет три свойства принадлежности народу Божиему: святость, верноподданничество и патриархальность).

Биометрический паспорт.

Теперь, выслушав столь подробный обзор о событиях Страшного Суда вернёмся к первому вопросу — что такое биометрический паспорт? Государственная система уверяет, что это самый надёжный, безошибочный идентификатор. Потому что рисунки отпечатков пальцев и сетчатки глаза уникальны для каждого человека. Другого такого рисунка в мире нет. Если к этому ещё добавить ритм сердца и формулу крови, тогда человек этими биологическими данными будет представлен безошибочно. Таким образом это очередной идентификатор личности.

В компьютерной базе данных и в интернетном пространстве приоритетным идентификатором человека становятся его биологические данные. Паспорт сам по себе как идентификатор уже не нужен. Он лишь носитель магнитной ленты, через которую открывается биологический идентификатор. Вместе с паспортом не нужно даже имя. Т. е. то, на что откликается сам человек, не тело его откликается, а он сам. В этом новом паспорте, как у всех западных людей, нет уже отчества, т. е. принадлежности отцу семейства. С ненужностью паспорта делается не нужной и фамилия, т. е. принадлежность роду. Ещё раньше в наших паспортах исчезла национальность, т. е. принадлежность народу. А в 1918 году, т. е. вскоре после безбожной революции, был спровоцирован отказ от религиозности, от звания христианин. Т. е. принадлежность Богу.

В житиях древних мучеников мы читаем, как мучители требовали от них назвать своё имя. Они отвечали: «Я христианин». Сейчас уже 25 лет, как идёт возрождение христианства. Но до сих пор мало найдётся людей, которые на просьбу назвать своё имя ответят так же — «Я христианин». С введением биометрии современный человек на вопрос «назовите себя» протянет паспорт с магнитной лентой, или ещё проще — свой телефон, чтобы на экране, к которому приложат телефон, высветились биологические данные его тела. Рядом с ними высветится его цифровой идентификатор. Вот всё, что останется от человека.

Миллиарды людей за последние двести лет исторической эволюции стремительно из поколения в поколение сделались людьми средними и внешними, оставив в историческом предании лишь книжную память о людях внутреннего уклада жизни — религиозных, нравственно-трудовых, каковым было на Руси преимущественно крестьянство, отчасти священство с их семьями, и какая-то часть дворянства и княжества наконец духовно-нравственных, каковым было прежнее монашество.

Сегодняшнее возрождение Церкви, похоже, это последний всплеск, религиозный подъём ради того, чтобы человеку узнать жизнью, уразуметь сердцем, как Небо человека человеку в личном его имени и в его звании «христианин» возводит его к имени, записанном Самим Богом в книге жизней. Отказ от личного имени и звания «христианин» или безпамятство о том имени, которое записано в книге жизни, низводит человека до плотяности и в конечном итоге в житейском отношении до биологической идентификации через его тело. Или ещё проще, биологическая идентификация прямо указует на плотяность человека. Не на нравственное начало в нём и тем более не на духовное, а на плотяное. Точно так же, как в советское время люди, встречаясь друг с другом, видели своё и другого происхождение не столько от рода и народа, сколько от обезьяны.

Казалось бы, что тут особенного. А вот что. В своём самосознании человек, сопоставляя себя с обезьяной, сознавал себя на вершине эволюции. Более того, воспринимал себя самой этой вершиной. Дальше развиваться некуда. Я, полагал он — человек! И поэтому говорил: человек — это звучит гордо. Такое самосознание, воспринятое в предыдущем периоде жизни, в наше время даже религиозному человеку сокрушить в себе почти не удаётся. Поэтому сегодня большинство православных, даже при том что уже давно в Церкви, никак не могут сокрушиться в гордости до нищеты духа. Не даётся для сокрушения наш гордый и самолюбивый век, который каждый из нас носит в себе. А всему виной обезьяна, которую поставили в одну лестницу развития с человеком, но поставили на нижнюю ступень. В итоге человек оказался на высшей, выше которой никого нет. Получив такое достоинство миллионы людей держались за обезьяну, как за свою избавительницу от рабства Богу.

То же и с биологическими данными. Ими удостоверяется право на гражданство во всемирной империи. Прежде ты имел возможность свободного перемещения в пределах границ одной России, а теперь ты имеешь возможность свободно передвигаться по всему Евросоюзу. Для этого имей только паспорт нового образца, в основу которого положены не личная принадлежность себе — твоё имя, не принадлежность семье — твоё отчество, роду — фамилия, народу — национальность, Церкви — религиозность, а положены твои биологические данные, для которых твои Ф.И.О. ничего не значат. Равно как для работников таможни они тоже ничего не значат. Равно как и для работников полиции, и для дорожной инспекции. Отфиксировали твоё право на гражданство в Евросоюзе и открыли тебе зелёный коридор от границ Белоруссии до самой Англии, от побережья Средиземного моря до самых берегов Северного Ледовитого океана. Открыли тебе чувство права и свободы. Пока только в границах евро империи. Но и это уже немало, если говорить о собственном чувстве достоинства. С какой-то тихой гордостью человек будет держаться за свой биометрический паспорт, за свою биометрию, за свои телесные данные, за их сверхуникальность.

Добавьте к этому цифровой идентификатор рядом с биометрическими данными. Удобство расчётов и получение средств на расчётный счёт. Но зачем его надо совмещать с биометрическими данными? Для надёжности сохранения денег на расчётном счёте. Без подтверждения биометрическими данными, с которыми цифровой идентификатор тесно связан, никакие финансовые действия, а в дальнейшем и все остальные действия с персональными данными будут невозможны. Пройдёт время и каждый человек будет испытывать некоторое удовлетворение и даже благодарность за то, что он собственными уникальными телесными данными так надёжно защищён от надругательств над своей земной жизнью. Не нужно будет даже прибегать к помощи полиции, судам. Не нужно будет разыскивать мошенников, воров. Поле для их деятельности навсегда закроется одним простым механизмом — связанностью финансовых операций и действий с персональными данными и всех вместе с уникальной биометрией каждого человека. Не с именем и фамилией, не с национальностью и религиозностью, а с телесной биометрией. В итоге человек будет низведён не только до обезьяны, но до уникальности своего тела и даже частей тела, вводимых в биометрию.

Кто ты? Биометрия и цифровой идентификатор. Зачем они тебе? Они дают жизнь, т. е. гражданство на всём пространстве сейчас Евросоюза, а потом и всего мира. И свободу расчётов сейчас в пределах России, а дальше с переходом рубля на евро, и с евро на международную условную единицу расчета в пределах сначала Европы, а потом и всего мира. Если обезьяна позволила сказать: «человек — это звучит гордо», то биометрия позволяет сказать: «человек — это весь космос, это вся эйкумена». Не это ли уже сейчас переживают все, кто в аэропорту проходят по зелёному коридору и на той стороне выходят на свободу обширных просторов всей Европы или Америки, почти физически чувствуя открывающиеся ширь и простор, имея все права на пользование обширными земными довольствами.

Как они потом от этих переживаний встанут перед иконами, чтобы читать покаянный канон? А если человек постоянно по нескольку раз в месяц или в год пересекает границу и простор, и чувство права, и чувство свободы делаются у него привычными, обыденными, как он пойдёт потом через узкие врата к Царству не земному, а Небесному? Как встанет на крестный путь, откуда явится в нём нищета духа, как и когда родится в нём покаянный плач?

Прочитав всё сказанное, кто-то с чувством резонности и справедливости своего замечания возразит, что биометрия и цифровой идентификатор закладываются в компьютер, а сам человек при этом остаётся мол человеком — и нравственным и духовным. И поэтому все христианские чувства могут вполне уживаться в нём с европейскими и мировыми правами и свободами. Увы, нет, не будут уживаться. Потому что за теми и другими стоят два не только разных, но противоположных духа. Дух злобы, представленный сразу тремя духами и Дух Святой. При этом падшим естеством человек уже находится в плену падших духов. А стяжание Святого Духа связаны с усилиями не по нашим временам.

Двухтысячелетний опыт христианского подвижничества и святости открывает нам, что сокровенные тайны близости к Богу достигаются в условиях как можно большей отдалённости от мира. Не только потому, что человек слаб, а соблазн имеет силу. И не потому, что падшее естество человека ищет земного царства, а не Небесного. Но потому что воюет за человека с Богом и противостоит ревности человека к Богу такой враг рода человеческого, против которого человеку нечего противопоставить. Поэтому и сказал Господь своим ученикам, что «человеку спастись невозможно, (и добавил) но всё возможно Богу» (Мк. 10,27). Апостол Павел говорит по этому поводу: если вы «оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего, (тогда) тела ваши и суть храм живущего в вас Святого Духа и вы не свои (т. е. не себе принадлежите). Ибо вы куплены дорогою ценою. И тела ваши, и души ваши суть Божии».(1 Кор. 6.11,19–20).

Остаётся одно — стань божиим. Рабом, слугой, сыном. Тогда своих Бог в обиду не даст, своё Бог защитит, Бог верных спасёт.

Европейские права и свободы не просто приняты и провозглашены для всего мира, но в виде декларации поставлены в обязательное внедрение во все страны и государства. То есть поставлены в обязательность принятия его положений каждым человеком с самого детства, со школы и даже детского сада. Ради этого внедрено обязательное всеобщее образование с жёстким отслеживанием со стороны государства исполнения этого закона всеми родителями. Отсюда все новые предметы, вводимые в школу, среди которых главный — это права ребёнка, затем сексуальный всеобуч, перестроенная история, литература, русский язык. Декларация прав делается евангелием нашего времени — новой, вместо благой, современной вражией вестью. За этой декларацией прав человека стоит могущественный дух времени. Радуясь декларации и принимая её с детства человек поклоняется этому духу и делается его рабом, исповедником этого духа. Им он живёт, им чувствует, им оценивает, объясняет, оправдывает, отвергает, запрещает, выносит приговор, своё решение, делает выбор. Им же и с ним входит в церковную жизнь. Почему и сказано: туда, где храмы наполнятся такими людьми, ходить будет нельзя. При видимом православии этих людей водить их в повседневной жизни будут один из трёх вражиих Христу духов мира, времени или лести. И будут они «вид благочестия имеющие, силы же его отвергшиеся» (2 Тим. 3,5). Духа Святого в этих храмах не будет. Сам же человек в том, что он действует от лица духа времени или иных духов, отчёта себе отдавать не будет. Раб не волен над собой.

Так же как человек христианин в степени раба не отдаёт себе отчёта о действии в нём Святого Духа. В степени работника, будучи разумным, он трудится уже над стяжанием Святого Духа. А в степени сына делается свободным в духе и Дух Божий почивает в нём, указуя и открывая ему Христа, Сына Божия. Поэтому «не я, но Христос во мне» — говорит апостол Павел.

Но так было в прежние времена. Иное мы видим сейчас, когда число людей, пленяемых иными духами, в наше время множится с неслыханной скоростью, в том числе и в ограде Церкви.

Множится с каждым новым ребёнком, пришедшим в школу. Не только в светскую, но и в православную. Потому что при разнице предметного содержания способ обучения, методика, приёмы и всё оснащение обучения остаются по сути одинаковыми, теми же светскими, диктуемыми одним духом, духом времени. И в православных школах успешность и успех занимают ведущее место. И в православных школах труд идёт над внешним и средним человеком. И никто, будучи сами внешними, не думают даже о внутреннем религиозно-нравственном, тем более трудовом человеке. Поэтому такие православные гимназии церковного педагога Рачинского не понимают, духом отстраняются от него, и Ушинского не слышат, и Макаренко на порог не пускают, и с Победоносцевым во вражде.

Число людей, пленяемых иными духами, в наше время множится и с каждым новым взрослым, увлёкшимся интернетом, с каждой новой купленной дорогой иномаркой, с каждой сменой старого телефона на новый, с каждым погружением на час, на два в супермаркет, с каждым новым часом проведённым в интернет-общении, во множестве православных онлайн. Всё перечисленное здесь — это идентификаторы людей нового времени. На языке Евангелия -людей последних времён. Каждый день происходит невиданное раньше присоединение к царству антихриста. Со стороны людей беспечное, не отдавая себе отчёта, пленение духами времени, мира и лести. В числе 666 и представлены эти три духа. Дух мира сего — первая цифра 6, дух времени — вторая 6, дух лести — третья 6. Есть и второе значение этих цифр. В первой цифре 6 — плоть мира сего, богатство, власть, слава; во второй — творческая энергия мира сего, т. е. творчество, прогресс и активный отдых; в третьей — мира сего идея и смысл, т. е. экуменизм, глобализм, толерантность. Вместе — число 666, число человеческое, т. е. число жизни, устраиваемой человеками, людьми на земле. При этом это число, за которым действующею силою стоят три духа. Поэтому апокалипсис об этом числе говорит, что это «число зверя, число имени его» (Откр. 13, 17–18), т. е. того, кто противопоставил себя Богу, Святой Троице. И явил себя людям тоже троичным и в силе тоже трёх. По причине этих трёх сил, трёх духов злобы, а не само по себе, казалось бы безобидное число 666 станет причиной, почему люди, принявшие в пользование, в обеспечение своих земных довольств и вместе с этим в безрассудное отречение от Святого Духа, хотя по видимости будут иметь вид церковного благочестия, но на деле будут принадлежать царству антихриста Такие люди «будут пить вино ярости Божией, приготовленное в чаше гнева Его. И после смерти будут мучимы в огне и сере». (Откр. 14,10)

Продолжение следует...